12/07/2017 Первая волна квестов выдана. Спасибо всем игрокам за активное участие в стартовых эпизодах.

24/06/2017 Большая стройка закончена, игра начата. Глобальные квесты будут чуть позже, а пока история начинается с мелочей, которые могут многое изменить в дальнейшем. Особая благодарность тем, кто нажимает на кнопку FORUM-TOP'а, продолжайте в том же духе!

21/06/2017 Строительные работы подходят к концу, не стойте под стрелой. Обо всех багах можно сообщить в гостевой (Код Адмиралтейства скажет вам спасибо)

Требуются в игру:

Arpeggio of Blue Steel

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Arpeggio of Blue Steel » Сюжетная линия » 04.07.55, Кипящая вода


04.07.55, Кипящая вода

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

1. Дата и время старта:
Четвёртое июля. Середина дня.

2. Погода:
Жарко, на небе ни облачка, душно и пыльно.

4. Задействованные персонажи:
Милован Сралич, ГМ

5. Место действия:
Балканы, побережье сербской части Боснии и Герцеговины.

6. Игровая ситуация:
После недавнего нападения отрядом Милована на боснийскую деревню, закончившуюся геноцидом его жителей, боснийские силы, гонимые жаждой мести за учинённые сербами зверства, настигают их, намереваясь отплатить им той же монетой. Превосходя числом и огневой мощью, боснийские солдаты отрезают Миловану и его бойцам все пути отхода и прижимают к побережью. Яростный бой, развернувшийся на глазах "Хьюстон", которая стоит на рейде довольно далеко от берега, но может наблюдать происходящее даже с этого расстояния, протекает быстро и стремительно идёт к своему логическому завершению: сдержать натиск врагов, человеку с которым она недавно установила контакт, нет никаких шансов, как и вырваться из быстро сжимающегося кольца. Обороняющиеся теряют своих один за другим и сами уже понимают, что это конец.

7. Очередность отписи:
ГМ => Милован

0

2

Происходящее можно было назвать агонией.

Их взяли в клещи, прижимая к берегу – противник знал, в морской воде таится смерть, возможно, страшнее, чем попадание пули в голову. Последнее было быстрее. Последнее было даже несколько более почётным. Возможно, дело было ещё и в крайней степени ужаса нападающих перед морем, ибо для их тёмных умов море давно стало аналогом Ада из верований. Ими двигала уверенность в том, что сербы ни за что не сунутся в воду.

Впрочем, у сербов не было на это шанса – даже те лодки, что у них были, находились не в том месте, где разгорелся кровопролитный бой, а пробиться к нему не было возможности. Боснийцы уже знали, что преимущество было на их стороне, а потому не спешили. С другой стороны, стрельба сербов была похожа на огонь вслепую, отчаянный и безрассудный, потому что шансов им не оставляли.

Воду то и дело прорезали очереди боснийских выстрелов. Стоны раненых уже перебивали звуки стрельбы, а, значит, в огне наметилась небольшая передышка. Боснийцы не были милосердны, но они явно наслаждались собственным успехом. Близость победы затмила им глаза.

Потом солнце затмило ещё кое-что.

Корабль Тумана подошёл к берегу так близко, что иной другой сел бы на мель. Он явно наблюдал, и боснийцы встретили его рёвом глоток, тем самым, которым в старые времена приветствовали бы некую великую и мистическую силу. Им, ослеплённым, в голову ударила смесь страха и благоговения – видимо, они настолько велики, что даже Туман готов смотреть на разворачивающийся на побережье суд.

Сербы же, зажатые на побережье, могли опознать – или вспомнить – тот таинственный корабль, с которого пришёл рыжий призрак, подаривший им котелок ухи в первый вечер и запас рыбы наутро. Этот корабль исчез, и до сего дня не показывался на горизонте, заставляя думать, что это был лишь алкогольный бред, ведь никто, кроме Милована, не вспоминал рыжую девку.

+1

3

Это было похоже на предсмертную песнь лебедя. Сербы яростно отражали атаки боснийских солдат, несмотря на их плачевную ситуацию. Не зря многие годы «Пантеры» считались боснийским бичом, с которым они не могли долго справиться.
Но сейчас было иначе. Боснийцы стянули гораздо больше сил, чтобы уж на этот раз победить. Отрезать руку сербских сил, лишить их героев этих жестоких войн, где убивали только лишь за национальность и религиозную принадлежность.
Милован и отряд отбивались как могли. Они не хотели отдать свои жизни так легко, но выжить у них шанцев не было. Больше половины бригады было мертво, те же, что ещё были в строю, уверенно теряли позиции.
Милован сражался яростнее всех Он выкрикивал грязные ругательства, обстреливая боснийских солдат. Он действовал очень рискованно, пугая противников своим безрассудным поведением. Он убил множество боснийцев, в том числе и их командира, который, по знакам отличия, был полковником. Но от этого боснийцы стали более агрессивными, чем были до этого.
За своей яростью, Милован скрывал свой страх и желание жить. Он не хотел умирать, но за все преступления его ждала только лишь смерть. Ведь он убил многих, очень многих, а жертвы их отряда исчислялись тысячами.
Боснийцы закричали. Пользуясь этим, серб оглянулся, чтобы понять причину их крика. Да, это был тот самый корабль. Алкоголь не выветрил из его головы воспоминания об делах минувших. Неожиданно для него самого, из глаз серба брызнули слезы, а губы сжались, давя рыдания. Он не хотел умирать, не хотел. Но иного выхода он не видел. Он даже не рассчитывал на то, чтобы просить помощи у корабля. Зачем он ей, собственно, был нужен? Да и не видел он её с того раза.
Он крикнул, поворачиваясь к боснийцам, рывком он бросил гранату, которая оказалась для них неожиданностью. Взрыв задел некоторых из них, и в то же время отрезвил от их затуманенного состояния. Милован хотел выторговать себя побольше, прежде, чем погибнуть. Пускай его лицо, в конце концов, исказилось отчаянием, он продолжал обороняться.

0

4

Хьюстон никогда не была особенной. Модель Сознания, понимание концептов существования, времени, будущего и настоящего – всё это было с одной стороны ей интересно, с другой же она была всего лишь крейсером, задвинутым на задворки моря.

Она делала всё правильно, но так же неизменно, как и до получения Модели Сознания – пока другие развлекались, выискивая лазейки в и без того прозрачном своде приказов, оставшихся в наследство от исчезнувшего Кода Адмиралтейства, Хьюстон могла часами сидеть на собственном борту и не думать ровным счётом ни о чём. С точки зрения людей, конечно же. Её ядро продолжало обрабатывать массу данных, но Модель Сознания сидела неподвижно, как забытый манекен. Иногда она думала, что морские битвы – это то, что ей не хватает, но сражаться было не с кем. Хьюстон «ржавела», продолжая часами просиживать на собственном борту, и не слышала запросов от окружающих. Им было не до неё.

Всё изменилось с того момента, когда её позвал человек. Тот, который впервые придал значение её существованию.

______________________

Хьюстон вдруг отчётливо осознала, что такое «смерть». «Смертью» оказался запах после выстрелов, запах чего-то металлического, к чему на жаре прибавились нотки гнили, красные пятна и громовые выстрелы. Зачем она подошла к берегу, она уже успела забыть, смотря на происходящее с эмоцией, которую совершенно точно можно было бы назвать страхом.

Потом в её поток зрительных данных вклинилось узнавание, потому что она опознала знакомое лицо. Она понимала, что здесь происходит, но впервые видела это.

Грохнул взрыв.

Хьюстон торопливо оглянулась на море и приняла решение, которое показалось ей единственно верным, и перенесла часть наноматериалов с оружейных узлов на берег – это было похоже на рухнувшую с небес тонкую стену, отрезавшую боснийцам вид на берег. Она не могла их атаковать, но фотонные пушки, угрожающе сводящиеся на береговой полосе, не навевали мыслей о пацифистском настрое крейсера Тумана.

Хьюстон прыгнула в воду.

Боснийцы заревели снова, и в бессильной ярости принялись стрелять в серебристую преграду. Хьюстон и сама понимала, что это ненадолго – у этой стены не было Поля Клейна, и это сказывалось на её крепости. Очереди из автоматов она ещё выдержит, но Хьюстон изначально не могла пожертвовать на это слишком много материала. Наконец, они просто могли её обойти.

– Сюда. – Модель Сознания, стоящая на водной глади, замахала руками уцелевшим сербам. Словно слушаясь её слов, от корпуса крейсера отделился ещё один серебристый пласт, прямо у них на глазах трансформирующийся в подобие понтона – как ни крути, она не могла приволочь своё тело на сушу.
[NIC]Houston[/NIC][STA]У вас проблемы[/STA][AVA]http://i.imgur.com/g4uozXL.jpg[/AVA]

+2

5

Сейчас Милован вряд ли ожидал того, что помощь придет откуда-либо. О водных просторах и речи не шло. Он не ждал, что недавняя знаакомая решит рискнуть и подобраться поближе.
Но всё же, ситуация приняла иной оборот.  Ещё мгновение назад им некуда было отступать, и вот уже Хьюстон выстраивает тонкую преграду между сербами и боснийцами, окликая первых. Мгновенно, капитан Сралич воспользовался столь неожиданной передышкой, бросил взгляд на девушку, после чего скомандовал своим:
- Отступаем к морю!
На самом деле, выжило к тому моменту очень немного: помимо Милована, ещё два серба могли передвигаться. Ещё двое могли находиться только лежа, и они отказались отступать, ругаясь матом. Они уже были инвалидами, у них не было шанса жить нормальной жизнью. Ещё один полностью свихнулся и утверждал, что происходившее – кара божья, и он словно бы не слышал приказа. Как бы горько это не было, но Миловану пришлось оставить их. Поэтому только он и ещё двое солдат из числа их отряда оказались на импровизированном судне, созданном Хьюстон.

0

6

Хьюстон смотрела — в её янтарных глазах отражалось всё происходящее, хотя она воспринимала это не только органами зрения и вообще получала гораздо больше информации, чем любой из людей. Она видела, как люди падают на землю, осознавала, что они ломаются, и это было чуть ли не первым случаем, когда чужие поломки были так близко и так сильно задевали её.

До неё добралось трое, Хьюстон успела ещё бросить взгляд на лежащих на берегу мужчин, но, раз Милован не желал забирать их по какой-то причине, она не должна была это делать. Или должна?

Нет.

Раз люди так решили, это не её дело.

Понтон прямо на глазах спасённых перестроился в закрытый контейнер, отрезая от них Хьюстон, которая только ободряюще кивнула и исчезла снаружи, оставаясь надёжной мишенью. По ней стреляли, но никакого вреда ей нанести не могли, а она лишь отвлекала внимание от созданной собственноручно шкатулки с секретом.

Внутри контейнера было тихо, только ощущалось медленное движение. Потом снаружи что-то залязгало, раздался скрип и хруст, и контейнер стал растворяться, обнажая одну-единственную каюту. От обычных кают её отличало отсутствие окон и дверей.

Звук работающих двигателей возвестил о том, что крейсер пришёл в движение.

— Эй. — Хьюстон звучала нерешительно — внутри каюты её не было, а голос исходил из стен и пола. — Вам должно быть некомфортно. Это нормально. Мне нужно время, чтоб перестроить своё внутреннее устройство под ваши привычные рамки. [NIC]Houston[/NIC][STA]У вас проблемы[/STA][AVA]http://i.imgur.com/g4uozXL.jpg[/AVA]

+1

7

Всё, что происходило, было странным и не обычным. Адреналин бурлил в крови солдат, включая Милована. Не в последнюю очередь сказывалось влияние того факта, что мгновение назад они были на волоске от смерти.

Шок от происходящего, не желающий отступать страх не позволяли Миловану мыслить рационально. Да и происходившее было точно из ряда вон выходящим. Вот они недавно были на водоплавающем устройстве, после чего оказались в контейнере. Уже из контейнера они переместились внутрь. Милован выслушал свою спасительниццу, после чего произнес кротко:

- С-спасибо…

0

8

Хьюстон, казалось, проигнорировала эту вымученную благодарность — во всяком случае, вокруг солдат на какое-то время воцарилась тишина (условное понятие, учитывая мерный гул двигателя и странный, не поддающийся никакому описанию звук, исходивший из стен). Так продолжалось довольно долго по меркам компьютера, для человека же по ощущениям должно было пройти несколько минут, и прямо напротив солдат появилась дверь, больше походившая на гермозатвор.

С негромким шипением дверь отворилась, и на пороге возникла уже знакомая хрупкая фигурка. Хьюстон ничуть не изменилась с момента их последней встречи, всё та же стройная девушка в чёрном строгом костюме, но уже без ведра рыбы и в куда как менее непринуждённой обстановке.

— Я ухожу из этих вод. — без всякого вступления начала Хьюстон. — Скоро все остальные узнают, что случилось, несмотря на то, что я постаралась закрыть все каналы доступа. Пока у меня есть хоть немного форы, я должна уйти отсюда.

О том, что идти ей в любом случае некуда — все моря под контролем флота, правила которого она только что нарушила — Хьюстон умолчала, видимо, считая, что люди поймут её и так. Во всяком случае, это было весьма очевидно.

— Если у вас есть варианты, где я смогу вас высадить, оповестите меня, и я попробую проложить наиболее безопасный курс к ним. Это нужно сделать сегодня в течении дня, пока я выхожу из акватории максимально незаметно. Сейчас, согласно расписанию, я выполняю патрульную миссию. Как только мой маршрут подойдёт к удобной для побега точке, я должна буду его поменять. Согласно моим подсчётам, вероятность того, что остальные не узнают о моём нарушении до прохождения контрольной точки — сорок процентов при текущем уровне закрытости информации. Это значит, что даже дня может не хватить на предоставление вам выбора. Моей скорости достаточно для побега, но меня неизбежно догонят. Пока же у вас есть пара часов на решение, куда вы собираетесь отправиться теперь. Я перестроила свой борт для пребывания на нём людей — вы можете свободно передвигаться, но пока не выходите на палубу. Это снизит вероятность сокрытия информации о нарушении до нуля.

Хьюстон едва слышно вздохнула и опустила взгляд.

— Это всё, что я хотела сказать. Если непонятно, спрашивайте.  [NIC]Houston[/NIC][STA]У вас проблемы[/STA][AVA]http://i.imgur.com/g4uozXL.jpg[/AVA]

+1

9

Самое страшное, как показалось, было позади. Неминуемая смерть была чудом преодолета. Но всё уже, как прежде, не было бы. Их отряд был разбит, большая часть из уцелевших припасов была захвачена вражескими силами. Милован водил своей большой рукой по ершику светлых волос на своей голове. Он не знал, что делать, ибо многие остались там, в лапах боснийцев.

Но всё же, самым собранным был сейчас Милован, если сравнивать всех спасенных. Он печально вздохнул, выдохнул, пытаясь собраться с мыслями. Он был лидером отряда, но он ничем не мог помочь. И на то был ряд причин.

- На самом деле нам проблематично вернуться, - произнес Милован, дослушав слова девушки. Вернее, корабля, который делал вид, что является человеком. Ну, или чем они там были, серб не знал. – Дело в том, что мы из Сербии, а у нашей страны нет прямого выхода к морю. Побережье принадлежит Хорватии, Черногоии, ну и Боснии и Герцеговине. В последней мы держали подходы к воде, но сама видила, чем всё закончилось.

Мужчина выдохнул, ему вторили товарищи, уставшие и измученные. Он оглядел их, пытаясь что-нибудь придумать.

0

10

Хьюстон застыла, отведя взгляд. Возможно, она пыталась изобразить задумчивость, возможно — задумалась по-настоящему, и это было чуть ли не самой первой выраженной ей эмоцией, получившейся случайно, а не потому, что ей необходимо было притворяться человеком.

Через секунду на её лбу вспыхнула яркая метка, похожая на трилистник, а вокруг её тела появились голографические "обручи". Потом — появилась полупрозрачная карта, в которой лишь отдалённо угадывались очертания ближайшего берега, испещренные малопонятными пометками, сделанными на языке, которого сербы не понимали. Карту исчертили линии и красные точки — Хьюстон поводила пальцами по линиям, как слепая, то ли пытаясь нащупать безопасный маршрут, то ли по каким-то иным причинам.

Она не понимала, почему просто нельзя высадить их где-то в паре километров от текущей точки — для неё люди, несмотря на знание о разделении их на национальности, расы и даже места жительства, казались единой массой. Но она верила этому человеку.

И, раз она уже это сделала, останавливаться было поздно.

— Я ухожу из этих вод. — повторила Хьюстон. — В таком случае, я направляюсь к Гибралтару, как только я пройду самую удобную точку для проложения к нему курса. Люди отправятся со мной.

Это был не вопрос.
[NIC]Houston[/NIC][STA]У вас проблемы[/STA][AVA]http://i.imgur.com/g4uozXL.jpg[/AVA]

+1

11

У людей не было особого выбора. Вражеские войска пожирали все позиции, подобно тому, как пламя пожирает сухую древесину. Милован думал о том, что же будет дальше. Ведь в начале уже ничего не было. Они были полностью разбиты, и теперь только лишь от разумного корабля зависела их судьба.

Им не нужно было отвечать, поскольку Милован сделал выбор за своих товарищей. Возможно, им больше всего на свете хотелось домой, но ситуация сложилась так, что возможности этого не было.

0


Вы здесь » Arpeggio of Blue Steel » Сюжетная линия » 04.07.55, Кипящая вода


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC