12/07/2017 Первая волна квестов выдана. Спасибо всем игрокам за активное участие в стартовых эпизодах.

24/06/2017 Большая стройка закончена, игра начата. Глобальные квесты будут чуть позже, а пока история начинается с мелочей, которые могут многое изменить в дальнейшем. Особая благодарность тем, кто нажимает на кнопку FORUM-TOP'а, продолжайте в том же духе!

21/06/2017 Строительные работы подходят к концу, не стойте под стрелой. Обо всех багах можно сообщить в гостевой (Код Адмиралтейства скажет вам спасибо)

Требуются в игру:

Arpeggio of Blue Steel

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Arpeggio of Blue Steel » Завершённые эпизоды » 01.07.55, Автостопом до Сан-Диего


01.07.55, Автостопом до Сан-Диего

Сообщений 1 страница 20 из 20

1

1. Дата и время старта:
Первое июля, половина седьмого утра.

2. Погода:
+23~24 в Сан-Диего, жарко, малооблачно. На море спокойно.

4. Задействованные персонажи:
Кливленд, Нейл Моран

5. Место действия:
Сан-Диего, побережье, вдоль которого идёт дорога в город.

6. Игровая ситуация:
Возвращающийся с ночной смены, которая под конец обернулась сюрпризами, Нейл решает завернуть к морю, чтоб в очередной раз посмотреть на недоступные человечеству просторы. Однако, он на побережье не один — Кливленд всё ещё не отправилась в город, мирно беседуя по квантовой связи с Омахой касательно действий «янтарных».

7. Очередность отписи:
Кливленд => Нейл

Прямое продолжение эпизодов 01.07.55, Кто предупреждён, тот вооружён и 01.07.55, Однако, привет

0

2

Несмотря на то, что разговор с Гнайзенау принёс свои плоды, с места Кливленд так и не сдвинулась – сидела в полосе прибоя, лениво перебирая пальцами собственные кудри и смотрела куда-то вперёд, туда, где за блеском солнца, отражавшегося в морских волнах, скрывался бледно-голубой корпус Омахи. Сигил сиял у неё на лбу, как и отметины флота, что означало только одно: Кливленд всё ещё не вышла из сети, но на этот раз разговор был уже с кем-то другим. Хотя, почему с «кем-то»?

Ну пожалуйста! ворвался в её голову чужой вопль, и Кливленд поморщилась: даже если отмести эмоции, Омаха и без Модели Сознания была излишне импульсивна.

– Я же уже сказала: нет, ни в коем случае. – повторила она сказанное ранее, почти ощущая, как за пару десятков километров Омаха подскочила на собственной палубе, вцепившись в её ограждение, и заорала куда-то вперёд, в море – будто Кливленд могла её услышать.

Это несправедливо! Кливленд могла поклясться, что она почти слышит чужие вопли не через квантовую связь, настолько капризно и оглушительно «звучал» голос её ближайшей подчинённой.

– Тебе незачем сходить на берег, – она попыталась вклиниться в стенания Омахи о несправедливости жизни, но последняя не слушала её, вцепившись в ограждение палубы и, упираясь ногами в пол, выгнула спину так, чтоб почти видеть то, что происходит у неё за спиной. Стенать о несправедливости жизни она не прекращала. – Омаха, немедленно прекрати! Пожалуешься на свою трудную жизнь потом!

Ты больше не хочешь меня слушать с тех пор, как сошла на берег,обиженно сообщила Омаха.

– Ох, ну конечно, потому что у меня появились другие дела, – прошипела Кливленд, наконец-то ощущая, что такое «недовольство». – Надеюсь, за своими жалобами ты не упустила моих указаний, потому что выходить на связь я в ближайшие дни не буду. Сделай всё, как я говорю, и не суйся на берег.

Омаха в нескольких десятках километров от неё показала язык виднеющейся береговой линии и умолкла. Словно поняв это, метки на лбу и щеках Кливленд угасли, пока в голове совершенно не собирались угасать самые мрачные мысли: Омаха всё больше переставала поддаваться контролю. Будь бы «флагман» рядом, «Янтарная эскадра» бы вела себя по-прежнему, но, с уходом Кливленд на землю, её ближайшая подчинённая превратилась в деструктивный элемент, желающий только одного: отправиться следом за ней.

Кливленд лениво поднялась на ноги, но, вместо того, чтобы развернуться и пошагать в сторону города, зашла чуть дальше в море, чтоб набегающий прибой достигал её коленей. Несмотря ни на что у неё всё ещё недоставало решимости отправиться в путь, море не отпускало её. Словно, если она уйдёт далеко от воды, она засохнет как рыба и умрёт на жаре.

На самом же деле, её не оставляла мысль, что она что-то упустила и к чему-то не готова. Приказ флагмана был очень уж прозрачен, будто это была его первая часть – так где вторая?

И, конечно же, на пустом побережье она выглядела престранно – учитывая даже то, что, стоя по колено в воде, она ни испытывала от бьющих по ногам волн ни малейшего дискомфорта, хотя иной другой человек мог бы покачиваться от нахлёстывающей воды и скользящего под ногами песка.

+2

3

Несмотря на ночевки на базе, Нейл предпочитал жить в городе - просто чтобы не забывать, что есть жизнь и за пределами секретной верфи, чтобы почувствовать соленый морской ветер в лицо, ветер, которого никогда не бывает в глубине суши и который не смогло испортить даже неизбежное загрязнение морей при затоплении. Загрязняют ли моря Туманные, или при них океаны получат передышку? Смогут ли люди в ближайшие годы снова смотреть на море без страха? Стоп, Моран, хватит уже. Время покажет, что там с первым пунктом, а ты сам позаботишься о втором, и все тут. Пора выводить машину с базы, чтобы увидеть раннее утро во всей его красоте и спокойствии, есть определенные плюсы в том, что место работы находится вдалеке от цивилизации и таковая не показывается за первым же поворотом дороги. Пройдя КПП и махнув рукой часовым, Нейл выехал на дорогу, ведущую вдоль побережья. Строго говоря, она была уже давно не главной - с учетом Туманного Флота новую автостраду вывели подальше от моря, а старую не то чтобы забросили вовсе, но использовали редко. Инженера это вполне устраивало, как и многих ребят с базы - и машин мало, и глаза особо гражданским порой можно не мозолить.

Кто-то использовал это для того, чтобы выжать из машины скорость побольше без помех, но Нейл так поступал редко - он ценил минуты дорожной тишины, свежий ветер и знание, что в любой момент можно притормозить, съехать на обочину, подойти к морю , немного постоять и шепнуть ему, как живому существу или близкому человеку, с которым разлучен: "Жди нас." Нередко он так и делал. Никого на дороге, так что Моран пока что спокойно смотрел на водную гладь, которая, казалось, была все такой же и ничто не говорило о том, что где-то за горизонтом, а то и в пределах видимости  движутся корабли врага. А вот берег сложно было назвать красивым - волнам еще предстоит немалая работа, прежде чем они сгладят следы катастрофы.

Тогда-то он и увидел её.

Люди научились побаиваться моря. замершие порты, пустые пляжи, ржавеющие на береговой линии корабли - все это стало привычной картиной. Не тянуло людей окунуться в волны, ставшие враждебными не в обще-абстрактном,а в самом что ни на есть прямом смысле. Вот почему он сбавил скорость, увидев человека в воде. Нет, бывали и такие, вот только не на пустынном побережье ранним утром, разве нет? Девушка - вблизи он разглядел и фигуру, и длинные рыжие волосы - стояла в воде неподвижно, как будто волны вовсе не мешали ей, и при этом была вполне одета. Кольнуло беспокойство - что-то с ней не то. Правда, даже так это была скорее тревога за саму девушку, все-таки при всех романтических мыслях море далеко не безобидно даже без Туманных. В нем, в конце концов, можно попросту утонуть, накроет волной - и все, тут спасателей уже не дождешься. Вот же черт. Памятуя о том, что бедняжка может быть и с суицидальными наклонностями - увы, на фоне мрачного состояния мира Нейл не понаслышке знал о таких случаях - он затормозил аккуратно, избегая резкого звука тормозов. Так, все, спокойствие, может быть все опасения - полная ерунда. Моран, выйдя из машины, повел себя вполне обычно - просто подошел почти к самой линии прибоя и окликнул:

-Эй, мисс! С вами все хорошо? Не лучшее место для купания, честное слово.

+1

4

Всё-таки, она упустила тот момент, когда рядом – «рядом» для Модели Сознания, не для человека – затормозил автомобиль. Возможно, не упустила, а всего лишь не придала этому никакого значения, потому что по её логике отправляться на пустынное побережье не стал бы никто. Люди боялись. Возможно, их страх был не совсем обоснованным, но, с точки зрения Кливленд, тем лучше. Пусть смирятся с тем, что водные просторы для них закрыты, не оглядываясь ежеминутно на то, что потеряли. Итак, иными словами, она никого на этом берегу не ждала, да и не должен сюда никто приходить.

Однако, людской мир уже в первые часы пребывания Кливленд на берегу наглядно показал ей, что людское поведение предсказать куда как сложнее, чем будущее Тумана. Последнее хотя бы сводилось к определённым целям, преследование которых отметало все прочие проблемы, люди же не поддавались никакой логике. Итак, вопреки всем её ожиданиям, контакт с человечеством произошёл на пару часов раньше срока, не в городе, а прямо там, где она строила планы и получала последние напутствия.

Кливленд запрокинула голову и чуть повернулась, чтоб увидеть воочию источник голоса, обращавшегося к ней. Человек стоял так, чтоб его не задевал прибой, тогда как она стояла по колено в воде и совершенно спокойно себя при этом ощущала. Кливленд ощутила что-то похожее на удовлетворение ситуацией: люди и правда боятся даже заходить в воду. Это ли не показатель успеха Флота Тумана?

Правда, он с ней говорил. То есть, рассчитывал на какую-то реакцию (наверно). Если вдуматься в смысл его слов, то и в них сквозил, как казалось Кливленд, страх перед морем. И правда, не лучшее место для купания людей. У людей теперь есть речки, озёра и искусственные лужи. Правда, если сказать это человеку, их контакт определённо не задастся.

Кливленд не была трусихой – в общечеловеческом понимании слова, конечно же – она просто стремилась всё делать хорошо. Сейчас, когда все её планы пошли к чёрту, потому что человек уже тут, и общаться с ним придётся в любом случае, Кливленд была выбита из колеи, вспоминая все рекомендации, которые выдала ей Гнайзенау, но пока самой приемлемой казался хук справа. Человек же напрашивается на общение с ней? Или нет? Кливленд, не меняя позы – полуоборот с запрокинутой головой – почесала нос и всё-таки развернулась к человеку лицом.

– Со мной всё в порядке. – сообщила она, продолжая непоколебимо стоять по колено в воде, несмотря на то, что волны были весьма ощутимыми. Не для её веса, впрочем. На всякий случай Кливленд всё-таки решила выйти из воды, хотя бы потому, что для хука справа нужно было расстояние поменьше, чем было сейчас, что и сделала, проседая в песок просто за счёт собственной тяжести.

От воды в кроссовках и чулках теперь так просто не избавишься, это могла понять даже Кливленд. Отличное начало для секретной операции, точнее, для её провала, было бы, если бы она прямо сейчас устроила демонстрацию возможностей Модели сознания.

– Что вам? – Кливленд снова потёрла нос, оказавшись в паре метров от человека, и уставилась на него, прикидывая, с какой точки лучше проводить «хук справа», как универсальное средство общения с людьми по завету Гнайзенау.

+1

5

Так или иначе, остановившись, он мог ее рассмотреть, но не мог с уверенностью сказать, что его смущает в ее внешности помимо вполне очевидной красоты. Веснушки вовсе не портили ее, просто она была слишком спокойна и невозмутима для такой ситуации, как будто ни морские волны, ни появление незнакомца не могли ее выбить из равновесия - как чисто физического, так и морального. Как будто ее положение было абсолютно естественным. Она даже не сразу обернулась полностью, хот обычно люди так и поступают. Сам он в воду не полез, хотя, как это обычно бывает, рано или поздно море улучит момент, чтобы лизнуть его ботинки. Оно всегда так делает, как бы вы ни старались сохранить ту самую минимальную безопасную дистанцию до линии прибоя. Вероятно, море думает, что на самом деле вы этого хотите. Возможно, оно право. По совокупности поводов, Нейл чуть улыбнулся. Странная встреча, все-таки - он почти никогда не видел здесь чужих, мало кто ради  одиночества у моря проделает такой путь, да еще и... Без машины? Вряд ли, конечно, но поблизости таковой не наблюдалось.

Ее устойчивости можно было только позавидовать, как и тому, насколько легко она вышла на берег. Обычно это редко выглядит хотя бы аккуратно. А еще девушка ходила в воду, не снимая обуви. Бегущая по волнам... или та босиком бегала? Да и не по волнам, а по дну. А еще она так забавно терла нос. Любопытство Морана, еще не перешедшее в стойкое отношение, было задето. Много ли шансов было на подобное событие? Один к тысяче, если не меньше.

- Хорошо держитесь. Большинство бы спотыкались или увязли в песке с концами, - невольно отметил он, - Просто беспокойство. Тут безлюдные места, а Туманные хоть и не стреляют по людям на берегу без причины, порой оказываются к побережью ближе чем хотелось бы. Кто знает, что они могут сделать.

Действительно, у многих сейчас море вызывало отнюдь не желание в него окунуться, так что такие вот забытые берега редко посещались нормальными людьми. Нейл все же работал здесь, будь это иначе, он бы выбрал для встречи с морем место не столь далекое.  Он смотрел на девушку просто - не пялясь откровенно на ее фигуру, и без особой пристальности, но с явным дружелюбием. О Туманных он говорил без страха или ненависти, но весьма серьезно.

- Вас до города не подбросить? Тут можно полдня попутки дожидаться.

+1

6

В кроссовках хлюпала морская вода, из-за чего ноги в них попросту скользили. Не так, чтоб это мешало ходить, но первое неудобство от знакомства с человеческим миром Кливленд уже испытала. Теперь так просто не высушишься, пока человек не уйдёт, и это неудобно. Второе неудобство заключалось в том, что ей приходилось открывать рот, и это происходило непростительно медленно. Ядро, могущее обработать этот разговор менее чем за минуту, бездарно простаивало, пока Кливленд занимала устойчивую позицию в полосе прибоя: такую, чтоб не мешали мокрые кроссовки и собственные опасения.

– И что? – не могущая пока ни в интонации, приличествующие ситуации, ни в аккуратные ответы Кливленд выглядела нахалкой. На деле, она просто не понимала, зачем человек здесь, и зачем он выдаёт ей нравоучения об опасности пребывания в воде. С другой стороны, конечно, это не может не радовать. Люди, похоже, близки к тому, чтоб сдаться. Если они сдадутся, всё будет по-прежнему, и, возможно, Туману больше не нужны будут эти тела… в хлюпающих кроссовках. Тому же, что можно было воспринять как комплимент – замечанию о собственной устойчивости – Кливленд совершенно не обрадовалась. Это значило, что она всё-таки от людей отличалась (неудивительно), что прибавляло к её конспирации ещё больше проблемных моментов.

Кливленд наклонила голову набок – кудрявая чёлка, обычно залихватски торчащая в сторону, упала ей на левый глаз, заставляя подуть чуть вверх, сдувая волосы с угла обзора.

– Боитесь? – спросила она, не уточняя, чего именно.  Впрочем, это и так очевидно: Туман. Больше человечеству пока нечего бояться – кроме войн, голода и народных танцев.

Забавно, но из всего, что она сказала, три фразы относились к категории вопросительных, и лишь одна отвечала на поставленный вопрос. Это вполне соответствовало её стремлению узнать побольше, вот только не выглядело ли это странно? Гнайзенау советовала ей выбрать модель поведения, но, похоже, это у неё пока получалось… из рук вон плохо. Кливленд была собой: всё тем же проштрафившимся однажды кораблём, который следует приказам и выстроенной системе. По-другому дела не шли.

– Ладно, ладно, – Кливленд подняла ладони на уровень плеч – на языке людей это означало «сдаться», не так ли? – и вышла из полосы прибоя окончательно. Вопрос о том, подбросить ли её или нет, застал Модель сознания врасплох и окончательно поставил в тупик. Во-первых, это совершенно не вязалось с образом боящегося моря человека. Во-вторых, ей-то это зачем?

Кливленд бросила ещё один взгляд в сторону водной глади и покачала головой.

– Доберусь сама.

+1

7

Пожалуй, она вела себя нормально для девушки, встретившей в безлюдном месте незнакомого мужчину - на контакт не шла, но и не слишком провоцировала. Хотя постановка вопроса была та еще - большинство людей как раз вполне согласились бы с доводами Нейла, прибавив к ним еще и твердую уверенность, что Туманный Флот непременно учинит над попавшимся ему человеком расправу и непотребство. Моран-то просто полагал, что без необходимости рисковать не стоило, так как логика у Туманных вряд ли человеческая. Впрочем, были  и те, кто все еще лез к морю и даже в море из какого-то чувства непокорного противоречия - он и сам хорош. На первый ее вопрос он не торопился отвечать, и правильно - второй был куда как интереснее, и на деле, строго однозначного ответа с ходу у инженера не было, и почти одновременно с тем, как Кливленд дунула на челку, он полез пятерней в свои патлы. Разумеется, море только этого и ждало - как бы в качестве примера к вопросу устойчивости, Нейл таки въехал ботинком в набежавшую волну, и улыбнулся - вот мол, о чем я и говорил.

- Нет. Те кто боится, у побережья не живут и морем не любуются, - пожал он плечами, - Просто не хочу, чтобы кто-то еще пострадал. Ну, кроме тех, у кого работа такая. Они не мы, предсказать их действия трудно, это риск. Правда, я сам так рискую... Но я помню море без них. И даже с ними, оно все еще прекрасно.

Легкая грусть в голосе. Да, помнить нелегко, как и знать, кто, когда и как отнял у тебя прежнюю жизнь, даже если не уверен до конца, что к Туманным применимы понятия о личности. Люди боятся и скорбят, но есть ли в враждебном флоте кому чувствовать радость победы или злорадство над побежденными?  Его отца добили, когда они уже не могли сражаться и просто пытались уйти. Жестокость или просто выполнение задачи до конца это было? Никто не дал ему ответа, а может и никогда не даст. Странный вышел разговор, но такой была и сама встреча.  Она все-таки вышла из воды, но сейчас это смотрелось как сущая мелочь - хотя, вроде бы, она приняла его слова во внимание.  Вот уж и правда, вроде бы угрожать одному человеку на пустом берегу ничего не должно, но отсутствие уверенности заставляет беспокоится.

- Мы уже потеряли слишком многих, а ведь надо еще пережить это все и разобраться с проблемой. Вы-то тоже в безопасное убежище не забились, хотя казалось бы, стоит. Люди никогда не сдаются, - Усмехнулся он, не обижаясь на отказ от помощи, - Как хотите. Но это и правда пустая дорога, удивительно что вы забрались так далеко.

0

8

Те, кто боятся, не ходят к морю и не живут возле него. С этим Кливленд могла бы согласиться, если бы не видела сразу несколько логических несостыковок в заявлении мужчины. Само по себе оно было правильным, вот только…

– Я что-то не вижу здесь домов и кучи людей. – несмотря на формулировку, тон не нёс в себе и доли ехидства. Кливленд так и держала голову чуть склонённой набок, разглядывая собеседника так, что это было неприлично. На самом деле, она запоминала, как двигаются у людей лица, как выражаются эмоции, как нужно их классифицировать и воспринимать. С последними двумя факторами всё шло из рук вон плохо, потому что Кливленд не понимала, как воспринимать эту попытку взъерошить волосы ещё больше или какие-то странные нотки в голосе, сопряжённые с сообщением о том, что он помнит море «без них».

Этого не может быть. Они появились в тысяча девятьсот сорок пятом году, точнее, проснулись, услышав самый прекрасный зов на свете, который длился недолго, но разбудил их всех. Уже в две тысячи двенадцатом человечеству был вынесен приговор, а они обрели тела, при помощи которых этот приговор был приведён в исполнение. Это было более сорока лет назад, тела людей же подвержены изменениям со временем – тем самым, которых лишены и первые тела Тумана, и нынешние. Человек лгал. Или заблуждался. Кливленд, однако, промолчала, решив, что подробная история их существования должна оставаться покрытой туманом. Какая ей разница, что говорят люди?

Было ли море прекрасным, или нет, Кливленд не знала. Для неё оно было местом, которое нужно охранять, причины неважны.

– Я не боюсь, – Кливленд, сама того не замечая, скопировала жест мужчины, пожав плечами. Впрочем, ей и нечего было. Омаха, при всём желании, не притащит сюда стальную тушу, а Модель Сознания пока повиновалась запретам Кливленд на посещение берега. Люди ей не угрожают. Вполне честный ответ.

Кливленд, заложив руки за спину, сделала ещё несколько шагов, наконец, перестав разглядывать человека и ещё больше удалившись от морской воды. Что ж, это было почти не страшно.

– У меня было много свободного времени. – ответила она на замечание о том, что путь сюда был длинным. Он и с моря был не короче, учитывая, что ей пришлось добираться по морскому дну.

0

9

Этим словам стоило бы быть по крайней мере ироническими, но девушка, имени которой он до сих пор не знал, говорила абсолютно спокойно, подмечая факт. Правда, это задало тон его ответу, который ушел в область рассуждений о поведении людей в экстремальной ситуации - на деле-то, такие беседы среди тех, кто не был сосредоточен на просто выживании, были Морану хорошо знакомы.

- Порой достаточно двоих, ухитрившихся даже в этой пустыне встретиться,  - заметил инженер, - Остальные? Людям нужно на что-то жить и где-то работать, а те, кто связан с морем, это потеряли. Так что не стоит удивляться, что все мелкие поселения запустели. Голод работает сильнее страха, его-то не преодолеть усилием воли.

Да. Поначалу, конечно, было и паническое бегство, или наоборот, нерациональное упорство остающихся, но потом  все расставила по местам простая экономика - все зависимые от моря потеряли средства к прежней жизни и отправились обустраивать новую. Смелость не играет роли, если ты просто не можешь остаться. На берегу все еще есть люди - но только там, где могут жить без моря, или те, кто готов за него воевать и получает поддержку. Это, пожалуй, и есть показатель - пока что люди готовы делиться добытым с теми, кто пытается вернуть им море. Что будет дальше? Кому-то может стать все равно, потому что жизнь наладится и без моря. Кто-то наоборот, осмелеет, заметив что на суше Туманный флот не атакует. Но изменится ли общий знаменатель? Моран не был уверен, как и насколько - у него просто была работа.

- К тому же, многое попросту разрушило поднятие уровня моря. Города растут годами и веками, если город ушел на дно, новый вместо него вряд ли станут строить - просто уйдут в другие. Знаете, это нередко всерьез считают происками Туманного Флота. Не знаю. Доказательств нет, но и для совпадения перебор.

Странно это было, конечно. Нет, девушка могла и не знать таких деталей, не думать о подоплеке событий, но вряд ли просветительские разговоры должны вот так начинаться. К тому же, она никак не производила впечатления наивной и не знающей многого. Вовсе нет. Спокойная уверенность, и минимум лишних слов. На ее последние слова Нейл только покачал головой:

- Тогда я могу вам только завидовать.  Свободного времени вечно не хватает,да и достается оно дорого.

0

10

Кливленд пожала плечами – в чём значимость встречи двух живых существ (иной другой бы сказал «людей», но Кливленд отлично помнила о своей принадлежности) на берегу, она не понимала. Более того, могла бы, при необходимости, подсчитать вероятность такой встречи, и вряд ли бы результат был совсем уж невозможным. Кливленд присела на корточки, копнула песок и почти сразу натолкнулась пальцами на почти целую ракушку, которую волны не успели расколоть о берег. Ракушку она принялась неторопливо очищать от песка, смотря теперь уже не в море, а в сторону берега.

– Я всё ещё не вижу ошибки в своих словах. – с ракушкой Модель Сознания была весьма аккуратна – она, выбеленная волнами, стала тонкой и хрупкой. И отколот от неё был совсем небольшой кусок, так что вполне годилась для какой-нибудь людской коллекции, Кливленд же откопала её просто для того, чтоб занять руки. – Люди боятся. Поэтому и не живут тут.

Мокрый песок поддавался пальцам Кливленд слабо, но, как она уже говорила, времени у неё было достаточно. Она вообще занималась всякой ерундой на редкость спокойно и сосредоточенно, будто ей не было свойственно отметать ненужную шелуху. Идеальный исполнитель приказов.

– Чушь какая, – на этот раз она вскинула голову, продолжая сидеть на корточках, а в голосе появилось недовольство. – Таяние льда вызвано повышением температуры, каким образом они умудрились связать это с Туманом? К тому же, темп таяния повысился во второй половине девяностых, а первые наблюдения кораблей были в две тысячи двенадцатом.

Кливленд скривилась и положила почти очищенную ракушку на песок. На этот раз она копнула чуть в сторонке и вытащила осколок стекла. Он был отполирован волнами до размера фасолины неправильной формы, и в нём отражалось небо. Зелёное, потому что осколок был зелёным.

Для человека такое чутьё на «сокровища» могло бы быть непонятным, но Кливленд безошибочно определяла, где в песке что-то лежит, даже не используя «видимые» различия Модели Сознания с человеческим телом. Впрочем, ей они были не нужны – Кливленд просто положила зелёную фасолину к чуть надколотой ракушке и принялась отряхивать руки от мокрого песка. Она была недовольна – насколько же людям хотелось свалить все огрехи на Туманный флот?

Впрочем, будь бы она «собой», то есть, кораблём без Модели Сознания, это бы её не задевало никоим образом. Сейчас – наоборот.

– Ваша зависть необоснованна, потому что отсутствие рабочего времени свидетельствует о занятости. Короче, – Кливленд сама не заметила, как стала говорить проще, – у вас есть работа. В текущих условиях скорее это должно быть поводом для зависти. Я же думаю начать ловить рыбу как аналог работы. Может, это будет востребовано.

0

11

- Две модели поведения. Страх - эмоция, логики в нем нет, может не иметь разумной причины, как и безрассудство. Необходимость - логический расчет, практические меры для выживания. Понимаете? Внешне похоже, а результаты могут быть  самые разные. С обоими подходами можно и навстречу опасности лезть, и от нее - таковы уж люди.

Он на время отвлекся на то, как она аккуратно и методично чистила раковину. Мало кто сейчас собирает ракушки на берегу, и уж тем более мало кто так с ними возится. Ее нельзя было в полной мере назвать  странной, скорее она в нормальные, простые действия привносила какую-то необычную манеру их выполнять. Нейл действительно чувствовал интерес - не банальный мужской (хоть и не без этого), а скорее тот, который возникает, когда встречаешь действительно интересную личность и разговор идет совсем не так, как можно было бы ждать. И это хорошо. Всерьез инженера удивила неожиданно эмоциональная реакция на идею о связи между подъемом океанов и Туманными. Обычно люди либо пожимали плечами, либо радостно валили все на всеобщего врага.

- Где мало фактов, там процветают домыслы. Особенно когда дело касается Туманного флота. Я постоянно с этим сталкиваюсь. Но я бы разве что допустил что это проявления какой-то единой цепи событий.   К тому же, вы серьезно думаете что первые наблюдения точно определяют дату появления Туманных? Если они о чем и свидетельствуют, то только об ограниченности средств обнаружения. Полноценные боевые корабли разом возникают из ниоткуда? Это разве что в комиксах прокатит, и то вряд ли. Ну не верю я в идеи про вторжение из космоса или черт-те откуда извне. Вроде и возможно, но не верю по-настоящему.  Скорее уж люди проглядели истинное начало, а потом стало поздно.

На этот раз что-то вроде затаенной злости прорезалось уже в голосе Нейла. Не озвученное напрямую обвинение кого-то в том, что его отец и остальные вынуждены были выйти на бой против неведомого врага, не обладая даже минимальными знаниями о нем. Да, он понимал, что они не могли поступить иначе, но черт, они хотя бы могли лучше знать, на что идут. Он присел на корточки - как и она, немного поодаль. Долго так не просидишь, конечно, но и плюхаться на грязный песок не тянуло.

- А вы не замечали, что люди всегда завидуют тому, чего у них нет, а то и вовсе быть не может? Зависть, как и страх, иррациональна. Так что я отношусь к ней с юмором, - Моран присвистнул, - Смело. Рыболовство в морях  сошло на нет, с берега особо не половишь, а в открытом море - Туманный флот. Или вы крайне безрассудны, или вы придумали такой план, что могли бы его и не реализовывать. Я заинтригован. Спрос на ваш улов точно будет, а уж за саму методику многие бы дорого заплатили. Шутки шутками, но готовьтесь к тому, что  все будут допытываться, как вы это делаете. Я бы тоже не прочь узнать - моя работа порой как раз связана с тем, чтобы делать то, что у других не выходит.

+1

12

Посмотрев ещё раз на два выкопанных «сокровища», Кливленд набрала горсть грязноватого песка и потрясла ладонью, неуклюже «просеивая» его. На этот раз в её ладони не оказалось ничего нового, кроме грязи. Нить рассуждения о людском страхе она потеряла, причём намеренно – ей казалось, что разговор никуда не ведёт и не стоит процессорных мощностей – а потому молчала, разглядывая серые разводы на своей ладони. Для неё всё было просто: боятся, вот и не живут. Лично для неё так вообще тем лучше, никто так и не увидел, как она выбралась из моря.

Разговор уже дал ей больше информации, чем беседа с Гнайзенау – теперь можно было делать узконаправленные выводы. Хоть бы даже об одном человеке. Например, о полном отсутствии чувства времени у конкретно этой особи, когда срок в шестнадцать лет кажется сроком в сотню, или о том, что Туман стал общим врагом и на него радостно списали всё, что подвернулось под руку. Личного отношения к этим выводам у Кливленд не было, несмотря на лёгкий укол раздражения, вызванный обвинением Тумана в таянии морей, но он уже сходил на нет. Кто знает, может быть, это было одним из звеньев в цепочке событий – им, потерянным и покинутым, вряд ли можно было знать это со стопроцентной точностью. Разговор нервировал её только одним: он затягивался.

– Да, люди склонны к домыслам. – Кливленд  отряхнула руки, ещё раз потрогала зелёную стеклянную фасолину, чуть вдавив её в песок и едва слышно вздохнула. Забирать выкопанные «сокровища» она не собиралась. – Я пытаюсь основываться на фактах, которые известны, и только. Ничего я не думаю.

Она повела плечом, словно отталкивая чужие слова, и точно так же надавила указательным пальцем на ракушку.

– Может,  и из космоса. – пробормотала Кливленд. Вопрос о том, кто они, откуда они и куда направляются, мучил их всех посильнее, чем все людские проблемы разом. Чужая злость была ею замечена, классифицирована и отложена на дальнюю полку. Человек злился на Туман. Они все злятся, впрочем.

Это заставляло проявлять осторожность. Не то что бы она боялась, что люди могут ей навредить, но миссия разведки явно осложнилась бы пальбой в неё со всех сторон.

Именно поэтому, когда человек крайне «осторожно» (в глазах Кливленд это походило на слона в посудной лавке) попытался выяснить, как она собирается ловить рыбу, Кливленд ухмыльнулась – по-доброму, но не без издёвки – и сказала:

– Если все будут знать секрет, все будут им пользоваться. Спрос упадёт, да ещё и Туман заинтересуется. Ну уж нет.

На самом деле, она и ловить-то ничего не собиралась, достаточно было дать отмашку Омахе, и та приволочёт ей хоть целого белого кита, но то, что можно было определить, как издевательство над людьми, ей неожиданно нравилось.

0

13

Что-то в ее фразе показалось ему забавным. Или странным. Точнее, две фразы, которые хорошо вроде бы сочетались, только вот подтекст выходил тот, которого не должно было в них быть. Как будто она сама не человек. Ерунда, конечно, полная, скорее просто из тех, кто не любит сливаться с основной массой.  Неудивительно - она слишком явно не разделяла ни мнения, ни страхи большинства. Правда, все равно было в этом что-то свое, непохожее на то, какими обычно бывают бунтари. А много ли он, Нейл Моран, бунтарей видел? Он сам если в какой-то мере и относился к ним, то в мягкой и неявной манере, почти незаметной до того момента, когда приходилось подтвердить это действием. Эти поездки по забытому шоссе - туда же, если подумать, но если так это рассматривать, то получается смешно. Лучше считать это просто проявлением характера в мелочах. Моран не пытался кому-то что-то доказать, он просто хотел так поступать.

Нейл немного неуклюже присел на корточки у воды и протянул руку к набегающей волне, дав ей коснуться его кожи. Океан мало изменился. Да, ушли под воду города, но если не знать, то кто это заметит спустя век-другой? Для старика Посейдона это не срок. Для него Туманные, если все же ограничить их появление последними веками, считай что "вчера родились". Из моря вышли, в море уйдут. А море все так и будет где намывать, где подтачивать берег, живя по своим законам. Неуютно от таких мыслей, потому что чувствуешь себя сущей козявкой. Только вот странность -все равно тебя начинает тянуть к морю и в море, а уж попытку его у тебя отнять ты воспринимаешь однозначно в штыки. Верно казал Конрад -  "Море никогда не было дружелюбно к человеку, но всегда было сообщником в его неугомонности". Как-то так. Вода всегда остается водой.

-  Говорите так, как будто у них тут есть разведка. Туманных в море надо бояться, а туда, с каким бы то ни было способом, сунуться придется. На берегу - скорее уж правительство и военные захотят понять, как натянуть нос Туманному Флоту в таком полезном деле. Потеря ресурсов поопаснее артиллерийского обстрела, а шанс их вернуть - дорогого стоит. Конечно, если будете осторожны... Да нет, рано или поздно заметят. В последние годы аналитики уже не отбрасывают никакие зацепки и возможности, уже нет "незначительного".

Он пожал плечами:

- Дело хорошее и я желаю вам успеха. Но ей же ей, будьте поосторожнее. Не хотелось бы, чтобы у вас проблемы были.

Действительно, не хотелось ни видеть эту девушку жертвой Туманных, ни допрашиваемой какой-нибудь службой безопасности. Вряд ли ее сочтут за агента Тумана, бредятина это. Хм.

- Интересно вы их называете. "Туман", а не "Туманный Флот" или "Туманные".  Вроде мелочь, но звучит как-то иначе.

0

14

Кливленд резко поднялась на ноги, сразу утратив интерес и к ракушке, и стеклянной фасолине, перешагнув их так, словно не она совсем недавно очищала их от грязи без особой нежности, но старательно. И верно, такие вещи для неё не представляли ценности. Она при желании могла подержать в руках вещи, которые для человечества и без Тумана труднодостижимы, но это не вызывало никакого трепета, только короткий исследовательский интерес: рассмотреть, потрогать, классифицировать, изучить, сделать для себя выводы. Всё.

Теперь она была спиной к сидящему человеку, но, стоило ему коснуться ладонью морской воды, как Кливленд оглянулась, и на секунду в её глазах блеснуло желание прогнать его подальше от моря. Заветный приказ, живущий внутри, работал лучше, чем любое сердце. Кливленд пришлось сдержаться от резких слов, но, пользуясь тем, что человек её не видел, она хмуро сверлила его спину взглядом. Хук справа снова показался нужным аргументом в этом странном разговоре.

– Откуда вообще знать, что у них есть? – Кливленд закашлялась, чтобы скрыть нотки нарастающего недовольства. Здесь она ничем не рисковала. Туман сбивал спутники, как спелые орехи с дерева, а «Янтарная эскадра» отличилась тем, что старательно зачищала даже дроны. Словно Кливленд, бывшая одним из известных среди людей крейсером Тумана, никак не могла забыть, что они и так видели её непозволительно близко. Это можно было охарактеризовать как стыд, но только сейчас, когда она понимала, что это такое. Тогда, до понимания, это было лишь безукоризненное следование приказам.

Ей не было стыдно за несколько потопленных отступающих кораблей. Она – возможно – стыдилась того, что была единственной, кого смогли разглядеть вблизи.

– Я пошутила. – говорила она это так, что с ходу не разберёшься, действительно ли это шутка, или ей просто надоел разговор, ведущий к опасным темам. – У меня просто действительно много свободного времени, поэтому я здесь.

Однако, человек был всё более и более подозрительным.

– А что, – похоже, это уже было её фирменным словечком, – нельзя?

Кливленд всё ещё прикидывала, можно ли устроить хук справа сейчас, или ещё рано.

0

15

Он глаз на затылке не имел, что делает  девушка - не видел. Обернулся только на кашель и больной вопрос, заданный ею - и задаваемый многими на протяжении нескольких лет. При таком превосходстве врага он, по логике, еще не показал предел возможного. Вот только где он, этот предел? Не зная ни целей, ни сути Туманного Флота, можно было строить любые версии и все равно ошибаться. А неизвестность подпитывает страхи и паранойю. А ведь выхода нет, приходится строить хоть какие-то ущербные модели поведения противника.

- Вот точно, откуда? - с некоторым раздражением, не злостью, проворчал Нейл, - На борту этих кораблей не бывал никто. Ходят слухи о таком, конечно, но они всегда ходят. Экипажей у них нет - то есть никто не видел. Прямо "Мария Целеста" или "Летучий Голландец". Неизвестно с кем или чем воюем... Может даже и неизвестно за что. Мы хотим просто вернуться в море. А они? Мы даже не можем быть уверены, что они оставили нас в покое. Забавно, да? Даже тем, кто  мог бы плюнуть на потерю моря, эта неуверенность не дает покоя и они поддерживают военные программы. Только вот, если подумать - а какую задачу эти военные ребята ставят? Победа - с какими критериями? Полное уничтожение - а что именно мы уничтожаем? Тьфу. Простите, мисс, накипело. Вообще-то я верю в лучшее будущее, но порой как задумаешься, так ругаться хочется.  Тыкаемся, как слепые котята...

Действительно, Нейл не ставил под сомнение то, что люди и с этим справятся, просто это в перспективе, а вот ему бы пара ответов не помешала.  Хотя бы для того, чтобы понимать, делает ли он дело или надо  думать как-то иначе. Умение давать отпор Туману нужно,  кто бы сомневался, но отпор предполагает постановку целей. С этим-то и были проблемы. Он даже не мог сказать, что хочет отомстить. Инженер встал, поднес еще мокрую руку ко лбу, прикрывшись от солнца и пытаясь что-то разглядеть в море. Где-то там они были. Где-то. Кто-то. Или что-то. С тем же успехом они могли стоять у него за спиной.

- В каждой шутке есть доля правды. На случай если не шутили, я предупредил, - он улыбнулся, - Можно, конечно. Правительство рекомендует не приближаться лишний раз к побережью, но это не запрет. Я сам люблю эту дорогу больше основной. Здесь тихо и легче думается.

Правда, это не относилось к происходящему сейчас, так как мысли Нейла были в разброде и шатании. Что-то ему подсказывало, что разговор с девушкой должен был идти вовсе не так, но поделать тут ничего нельзя было.

- И, да. Меня зовут Нейл Моран. Просто на всякий случай.

Отредактировано Neil Moran (2017-07-22 00:42:28)

0

16

Кливленд снова бросила задумчивый взгляд на море – ей не мешало ни солнце, ни блеск его отражения в морской воде, зрение Модели Сознания позволяло игнорировать такие мелкие глупости. Она видела Омаху, хотя за время их беседы лёгкий крейсер успел чуть удалиться от берега, курсируя, казалось, по какой-то одному ему ведомой траектории. В голове Кливленд блеснула мысль о том, что Омаху стоит предупредить о том, чтоб она так явно не демонстрировала место «спячки» другого крейсера, но это не требовало спешки. Едва ли люди смогут сделать что-то, даже если догадаются, что Омаха охраняет нечто в морских водах.

Человек же всё отчётливее давал понять свою позицию: Туман есть враг, море нужно людям, он надеется воевать. Кливленд хотелось зевнуть в ответ или высказать своё пренебрежение ещё как-то, но даже она понимала, что это было бы слишком очевидно. Ей хотелось пожаловаться флагману, спросить, зачем она послала её в место, где существуют такие люди? Они ведь абсолютно безвредны, они не смогут сделать Туману совсем ничего. Если она сейчас огреет человека в нужной точке шеи, он может превратиться в труп среднего роста и телосложения.

– Я бы только посоветовала вам не болтать об этом с каждым встречным. – ответила Кливленд ровным голосом, продолжая смотреть на море, не щурясь от блеска при этом. Человек уже успел выболтать ей слишком много, пока она молчала или говорила односложно. Ну или врала о том, что будет ловить рыбу. Вообще, она постоянно врала, если рассматривать это с точки зрения людей. – И я пошутила. Правда пошутила. Бросьте ваши морали, я не сунусь в море.

Она издала подобие смешка, который можно было с тем же успехом принять за кашель, и, резко развернувшись, сделала несколько шагов в сторону дороги. Правда, услышав имя, остановилась, пожала плечами и фыркнула (опять!):

– И что?

На самом деле такому ехидству и невежливости было более чем ясное объяснение – Кливленд понятия не имела, как она может представляться людям. Людских имён было слишком много, и ей была непонятна логика подбора. Вот, например, имя этого человека – с чем оно было связано? Почему его так назвали? Ответа не было.

Кливленд, не дожидаясь ответа, побрела в сторону скрытой за земляными насыпями дороги.

0

17

- С каждым и не болтаю. У вас талант наводить на не самые ожидаемые мысли, - задумчиво произнес Нейл, осознавший это сейчас. Девушка, опять же, не делала ничего особенного - разве что смотрела в море, не щурясь, куда-то туда, где обретался корабль Туманного Флота, ошивавшийся у побережья. Толку-то на них смотреть? Еще никто не высмотрел чего-то достойного внимания. Он не мог ее в полной мере понять, настолько полным было ее спокойствие, что трудно было оценить подтекст слов, который так-то есть у всех - уж на что иные выражения простые, но интонация и настроение способны чуть ли не взаимно противоположные смыслы им придать. И ведь он не назвал бы эту особу "бревном", не похоже на это. Просто - другая. Загадка. И самое обидное, суть загадки не ухватить. А ведь Нейл навидался странных людей или просто тех, ком было что скрывать., но вот нет, никаких совпадений. Рыжеволосая девушка явно знала, чего хотела, только вот поди пойми - чего? За ее шуткой про рыбу не было видно правды, да и не такая уж это была и шутка - корее часть того, что она думала о происходящем.

- А жаль, было бы неплохое занятие., - честно признался он, - Что-то реальное, ощутимое, настоящее. Нам этого не хватает.

А вот ее реакции на его имя он не ожидал. Неудивительно было бы получить отповедь на тему того, что ему ее имя знать не нужно или  что-то в этом роде, это-то как раз нормально, причем, скорее всего, не менее нормально было бы просто его послать подальше сразу же. В конце концов, "дивный новый мир" не очень располагал к общительности и доверию. Отсутствие набора стандартных реакций среднестатистической гражданки Соединенных Штатов или даже их следа - вот что подкупало. Даже та же резкость была другой. Именно поэтому Моран не убрал улыбки с лица, шагнув вслед за ней - но не так резко, чтобы это воспринялось как угроза:

-Достаточно долгий разговор, чтобы не называть друг друга в стиле "Эй вы", - подметил он, - Вы мне интересны, у вас, черт побери, свежий взгляд на все вот это вокруг. Давно такого не встречал. Так что пробую с вами познакомиться, да. И  представляюсь первым.

И все же добавил:

- Я редко знакомлюсь вот так спонтанно, на улице. но вы исключение, поверьте. Во многих смыслах.

Не очень удобно такое говорить кому-то в спину, но Нейл принимал обстоятельства дела как есть. Почему бы и нет? В крайнем случае, знакомство не удастся, и вряд ли  она пустит его на наживку для рыбы, пока он не позволяет себе лишнего.

"Но знаешь ли ты, где у нее граница "лишнего", Нейл Моран?"
.

0

18

Кливленд, кажется, засмеялась, что было не разобрать за шумом волн. Людям действительно не хватало рыбы, тут уж не поспоришь. Шутка-ложь наталкивала на неожиданный вывод: а что, если и вправду начать таскать рыбу и сбывать её на местном рынке? За драгоценные морепродукты (во имя Кода Адмиралтейства, Кливленд не могла понять, почему люди так стремятся к чему-то, что стало редким и трудно доступным) можно выкупить хорошее отношение и развязанные языки, раз уж Нью-Джерси так хочет узнать «атмосферу на берегу». Но, право, это было так смешно и нерационально. Как метод, впрочем, может сойти. Надо будет подумать на досуге.

Ей действительно было смешно. Человек наконец-то вызвал в ней реакцию отличную от неприятия и раздражения, что-то, что походило на положительные эмоции, хотя улыбка Кливленд, невидимая для человека, от которого она потихоньку уходила, была вызвана комичностью этого самого человека, а не доброжелательностью отдельно взятого крейсера Тумана. Серьёзно, иначе как смеяться над Нейлом (что-вообще-значит-это-имя) на него реагировать теперь уже не получалось.

И вот, казалось бы, она собиралась обойти или перелезть земляные насыпи, чтобы, скрывшись за ними, быстро ретироваться подальше от доброжелателя, но пресловутый доброжелатель всё шёл и шёл за ней, сводя возможность быстро и нечеловеческим способом исчезнуть к полному нулю. И при этом говорил. Слова его сводились к смыслу вроде «я обычно на улицах не знакомлюсь, но вы настолько странная, что с вами можно, да и хорошо поболтали же». Это Кливленд смогла вычленить из словесного потока на удивление быстро, учитывая, что болтать ей обычно не с кем было.

Проблема была в реакции. Гнайзенау советовала при нежелательном знакомстве использовать хук справа (правда, там были ещё слова вроде «слишком близком знакомстве», но их Кливленд распознать так и не сумела). Человеческие сети советовали что-то про кокетство и вызов полиции. В действительности же даже такой суперкомпьютер, как ядро целого крейсера Тумана (не такой супер, как Верховный Флагман, но тоже супер), пытался переварить происходящее и найти реакцию адекватнее чем «а ну отойди от меня, жалкий человек!».

Чуть ли не впервые Кливленд пожалела, что оставила основное тело, так сказать, в сохранности. В теории, его можно было бы уничтожить, а наноматериалы погрузить в спячку, что избавило бы её от затрат процессорных мощностей, и, может, она бы реагировала на такие заявления быстрее, адекватнее и логичнее. Но нет уж, жертвовать телом корабля ей решительно не хотелось.

Кливленд почесала ухо, остановившись. Вообще-то, тело этого не требовало, но происходящее само по себе располагало к реакциям, отличным от нормальных. Выглядело со стороны, наверно, гораздо естественнее, чем то, что она до этого творила.

– Хорошо. – выдала вдруг Кливленд с подобием доброжелательности. Словно именно этой беготни за ней и ожидала.

Хорошо-то хорошо, да ничего хорошего.

Реакция предполагала, что сейчас она назовёт имя, и миру явится ещё одно зарождение дружбы на века. Но нет, не сегодня. Потому что Кливленд сама не понимала, зачем сморозила это самое «хорошо» вместо того, чтоб придать себе ускорения и скрыться из виду, оставив целый ворох подозрений у человека. Сейчас же её ядро, давясь потоками информации, хаотично подбирало имя – ну хоть какое-нибудь, чтобы только не казалось прохладной к человеческой культуре Кливленд унылым.

– Нена. – брякнула Кливленд, когда под руку (условную) подвернулось хоть что-то. Псевдоним германской певицы далёкого прошлого. «Ребёнок» на испанском. Ну или просто дурацкое «Нейл» так запало ей в голову, что поиск начинался с «ne», и потому результаты пошли не по алфавиту. При всех своих мощностях, понять, почему она выбрала именно это имя, она не могла – спросите чего полегче. А вот извиняться и говорить, что она пошутила, и её Иванкой зовут, например – увольте. Нена, так Нена.

0

19

Все же, насколько в отношениях между людьми все нелогично и интуитивно. Нейл никогда не считал, что понимает, как это вообще работает и почему порой одно и то же дает разный результат. В технике он понимал правила игры, хоть и знал, что порой и там все не пойми на чем работает, а вот  с женщинами никаких правил, похоже, не было - или они их меняли на ходу. Правда, это ведь облегчало выбор, верно? Положись на свое чутье и удачу и делай все, что сможешь. Просто порой нелегко пытаться осознать, почему в очередной раз чувствуешь себя полным идиотом. Или наоборот, почему у тебя, вопреки всему, что-то получилось. Как сейчас. Честно сказать, Нейл не числил себя в дамских угодниках (впрочем, к неудачникам тоже не относил), но подозревал, что таковые  здесь вряд ли имели бы перед ним преимущество. Правда, он ведь и не пытался ухаживать за этой девушкой? В первую же встречу неведомо где это явно вряд ли было так. Он порой задумывался о том, что часто люди просто притягиваются к друг другу и только потом разбираются, зачем и почему.

Возможно, такие ответы не дают, почесывая ухо, но Нейл тут ничего не имел против - это был забавный, живой жест. Он все еще не понимал, что движет этой девушкой, не знал о ней почти ничего, но чувствовал ту самую начальную симпатию-интерес, которая заставляет рисковать тем, что леди позовет полицию или огреет сама по чем попало. Но эта девушка, похоже, была настроена если не совсем уж дружелюбно, то уж точно миролюбиво. Все же времена такие, что мало кто стеснялся в выражениях, включая девушек. А он чувствовал радость, что все так вышло, что случайность, кажется, оборачивается чем-то большим. Все шло к имени - какое он услышит?

"Нена"

Моран не знал, чего ждал, но кажется, так и должно было быть - не какое-то экзотическое имя, но и не то, каких вокруг десятки. Он, по крайней мере, с таким не сталкивался раньше и вроде бы нигде не слышал. Ей подходит - она не казалась сложной, но и понять было непросто. 

- Неплохо, - улыбнулся Нейл, мысленно соединяя имя и образ девушки. Вот так всегда - стоит назвать имя и что-то меняется, какая-то неясность уходит. Теперь эта рыжеволосая веснушчатая  девушка будет для него Неной и никем другим. Фамилия? Не сказать чтобы она его особо волновала, чтобы продолжить разговор, имени хватит. Он выглядел довольным, как будо произошло нечто большее чем случайное знакомство - может быть потому, что Моран ценил такие вот подарки судьбы в виде нежданных встреч и небычного развития событий.

- Будем знакомы. И в общем-то, предложение подбросить в город все еще в силе. Ничего такого, просто, ну... Как по мне, можешь помочь - помоги.

0

20

Кливленд подозрительно прищурилась – слово «неплохо» она воспринимала как угодно, но не комплимент. Что человек вообще хотел сказать? Что она неплохо выбрала имя? Или что она неплохо маскируется? Может, у них тут такие имена под запретом? Чем дальше, тем хуже, в общем.

Опыта она, может, и набралась, но успела набраться мнительности, которая из всех доступных Кливленд эмоций пока была самой неприятной. Когда ты – боевой корабль, а нервничаешь от того, что какой-то человек может тебя раскрыть, это восприятию себя как боевого корабля ничуть не способствует.

Но, похоже, он просто издевался. Даже если об этом не думал.

Кливленд тихонько выдохнула, ковырнула носком кроссовка землю и пробормотала что-то, что при должной фантазии можно было бы воспринять как «приятно познакомиться». Учитывая отсутствие какого-либо тона и эмоционального окраса кроме «мне надоело болтать», смысл этот казался в корне неверным.

– Угу. – пробубнила чуть отчётливей «Нена», заложив руки за спину. – Поехали.

0


Вы здесь » Arpeggio of Blue Steel » Завершённые эпизоды » 01.07.55, Автостопом до Сан-Диего


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC