http://aobs.f-rpg.ru/
Требуются в игру:

Arpeggio of Blue Steel

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Arpeggio of Blue Steel » Завершённые эпизоды » 01.07.55, Кто предупреждён, тот вооружён


01.07.55, Кто предупреждён, тот вооружён

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

1. Дата и время старта:
Первое июля, шесть утра по времени Сан-Диего, три часа дня по времени Киля (9 часов разницы).

2. Погода:
+23 в Сан-Диего, жарко, малооблачно. На море спокойно.
+12 в Киле, малооблачно, небольшой дождь.

4. Задействованные персонажи:
Кливленд, Гнайзенау

5. Место действия:
Сан-Диего, побережье.
Киль.

6. Игровая ситуация:
Флот Скрапа-Флоу — особенный во всех смыслах, от пропавшего флагмана до самого распоследнего корабля. Взять, например, Гнайзенау, которая в открытую признаётся, что узнала уже очень и очень много о людях. К кому ещё пойти, пусть и условно, советоваться о порученной задаче крейсеру, которого отправили на разведку чуть ли не на другом конце света?

7. Очередность отписи:
Кливленд => Гнайзенау.

0

2

Наблюдать за морем с берега оказалось делом непривычным и странным – обонятельные сенсоры щекотал запах рыбы, подгнивших водорослей и всего, что море выплюнуло на берег и не смогло забрать назад. Запах ей не мешал, он просто ощущался, для любой иной реакции Модели сознания нужно было менять настройки и регулировать саму себя, но Кливленд просто неподвижно сидела на берегу, вперив взгляд в море. Отсюда было видно Омаху – человеку бы, наверно, пришлось щуриться или искать бинокль, а Кливленд легко различала казавшийся крошечным силуэт крейсера. Она не видела, но знала, что Модель сознания последней сейчас опять разлеглась на палубе. Омаху, как оказалось, невозможно контролировать, если у неё есть хоть какое-то пространство для манёвра.

Кливленд испытывала что-то похожее на недовольство, когда вспоминала об этом факте. Омаха, получившая ментальную модель едва ли неделю назад, уже рвалась к чему-то новому, хитро уворачиваясь от попыток её ограничить, Кливленд же не научилась этому даже за год. Если бы на берег послали Омаху, она бы и слова не сказала, но на берегу она, а Омаха неторопливо курсирует неподалёку от спрятанного под водой корабля. Берег скучен. С тех пор, как Сан-Диего подтопил океан, прежние пляжи спрятались под водой, а новых не так много. Отсюда до города идти медленным шагом долго, да ещё и земляные насыпи, предназначенные для укрепления береговых дамб, скрывают от посторонних глаз. Раньше – Кливленд знает – пляжи использовались людьми для развлечений. Правда, понять концепцию развлечений не может. Сейчас береговая линия представляет собой зрелище, отличное от того, когда здесь царила человеческая культура. «Неприятное», подсовывается в голову нужное слово, взятое откуда-то из доступной людской информации. Кстати, об информации…

I-401 залила в сеть массу информации о людях, изменившую многое. Для Кливленд этого недостаточно (возможно, она недостаточно заинтересована, а потому у неё не получается ничего). Есть ещё несколько, с ними можно попробовать связаться и задать пару вопросов. Кливленд вздохнула, пододвинулась поближе к линии прибоя и легла прямо на землю, там, где мусора было поменьше. От неё такого запаха исходить не будет, даже если лечь прямо на кучку гниющих водорослей, можно не беспокоиться. Руки сами собой сложились на груди, будто она собиралась заснуть – или её принесло прибоем. Мягкая волна скользнула по бокам, намочив одежду, и отступила снова.

Когда Кливленд открыла глаза, она уже не видела ни неба, ни моря, ни силуэта Омахи вдалеке. Только данные Тактической Сети.

– Гнайзенау. – губы Ментальной модели не шевелились, но она будто бы услышала свой голос, отправляя запрос по личному коду. – Ответь мне.

Она чувствовала присутствие Омахи и… всех остальных. Для квантовой связи не было расстояний и преград, так что для получения нужной информации не нужно отправляться в Киль. Люди называют это «просить совета». «Совет» – слово, отличное значением от «инструкция», но, всё же, оба слова имеют общим «получение информации». К тому же, Нью-Джерси дала бы ей инструкции, если бы считала, что это нужно.

Но она не запрещала разговаривать с другими, так что, наверно, Кливленд не совершала ошибки.

– Нужно… «поговорить». – «поговорить» звучало почти вопросительно, будто Кливленд сама не знала значение этого слова. – Можно?

+3

3

Внезапный сеанс связи застал Гнайзенау за трапезой. Если так можно назвать то, чем она в данный момент занималась. Всё-таки под термином "трапеза" понимается вкушение пищи благочестия и благообразия. Поедание свежеиспечённых булочек с повидлом из бумажного пакета на ближайшей лавочке вряд ли в полной мере сочеталось с данным понятием. Да и сами по себе благочестие и благообразие... Гнайзенау не знала, может ли она вести себя соответственно этим понятиям. Но, скорее всего, нет. Этикет в целом был ей малоизвестен. Линкор попросту не видела необходимости в знании подобных вещей и не утруждала себя их изучением. Но, так или иначе, сейчас она приступит к одному из своих самых любимых занятий - приёму пищи. У ментальных моделей отсутствуют естественные потребности людей, так что питание для них больше удовольствие, чем необходимость. Но какое это удовольствие! Гнайзенау отдавала предпочтение мясу, но это не означало, что она не любила сладости. Например, вот эти милые булочки с клубничным джемом имели великолепный вкус.
Запрос на соединение по квантовой связи застал Гнайзенау как раз в тот момент, когда она всадила зубы в первую булочку. Со стороны выглядело так, словно девушка в этот момент вспомнила о чём-то важном, срочном. Например, о том, что забыла закрыть дверь на ключ или выключить утюг. Признаться, это было довольно неожиданно. В последнее время случаи, когда кто-то из Туманного Флота хотел с ней поговорить, были единичными. Особенно, если этот кто-то не из её флота. Из SFF хотя бы изредка интересовались её текущим статусом. Но конкретно этот запрос был от Кливленд, которая в их флоте не состояла, да и вообще была на другом конце света. Интересно, что же от неё могло понадобиться командиру Янтарного флота?
- Кливленд. Что случилось?
Несмотря на то, что фактически это была произнесённая вслух фраза, губы Гнайзенау не шевелились. Да и звуков никаких от неё не исходило, кроме шуршания пакета. Хорошая всё-таки штука, эта квантовая связь. Ни помех, ни чувства расстояния. Голос Кливленд звучал так, словно она сидела рядом с ней, на этой скамейке.
Вопрос крейсера заставил Гнайзенау невольно склонить голову набок, тем самым выражая её удивление. Нет, она не видела в просьбе поговорить ничего странного, даже с учётом того, что они с Кливленд сейчас в разных флотах и слишком далеко друг от друга. Куда интереснее другой вопрос: о чём именно хочет поговорить командир Янтарного флота? Не укрылась от линкора и интонация, с которой было произнесено слово "поговорить".  Кливленд словно была не уверена в том, подходит ли это слово. Неопытность в обращении терминологии или что-то иное? Немного подозрительно и в то же время любопытно.
- Да без проблем, - великодушно ответила Гнайзенау, - О чём ты хочешь поговорить?
В любом случае, от простого разговора хуже не будет. Даже если Кливленд что-то затеяла, вряд ли она сможет прямо навредить ей. Расстояние всё-таки, да и подопечные линкора находятся на страже её основного тела. В случае чего, среагировать успеет.

+2

4

Модель сознания завозилась на своём «лежбище» вполне натурально, как если бы ей в бок вонзилось что-то неудобное, вроде осколка ракушки или необкатанной волнами гальки. Кливленд осознавала это, и, всё же, собственные действия казались ей чужими, будто она наблюдала их со стороны. То, что её тело испытывало неудобство, было однозначно связано с необходимостью говорить о таких вещах – чего Кливленд никогда раньше не делала, да и не хотела бы. Люди не вызывали в ней интереса, в отличии от Омахи. Та вертелась на собственной палубе, то прикладывая ладонь ко лбу («зачем», так и не могла понять Кливленд), то норовя выпрыгнуть за борт (по-другому её попытки податься поближе к суше не назовёшь). И снова: лучше бы послали именно её. Иначе зачем давать ей Модель сознания? Впрочем, это было решение флагмана, а, значит, на него были причины.

Столько мыслей уместилось в её голове до ответа Гнайзенау – всё благодаря ядру. Люди бы так не смогли. И двух набежавших волн не успело случиться, как связь была установлена.

– Это не относится к категории «случилось». – методично отозвалась Кливленд, снова отвлекаясь от «самодиагностики». – Мне нужен совет. Или несколько советов.

Очередная волна мягко обняла её со всех сторон, почти доставая до живота, и отступила, смешивая её волосы с мелкими камешками и мусором. При всей скорости квантовой связи и собственного ядра, Кливленд была медленной настолько, что её ядро сторонний наблюдатель мог предложить отправить на диагностику.

– Всё, что поможет в проникновении в общество людей. Как это делается? – спокойно отозвалась Кливленд.

Им, Флоту Тумана, не нужен был зрительный контакт, не нужны были понятия расстояния или препятствий – они всегда могли связаться, и разницы не было бы никакой. Сейчас, когда у неё было другое тело, Кливленд не могла отделаться от чувства, что что-то изменилось. Где-то в той сфере, которую она не может обсчитать, что-то, связанное с концептом существования. Суть осталась та же, ведь квантовая связь не менялась от появления Моделей сознания. Изменилось отношение к этой сути, даже у Кливленд, которая, казалось бы, пыталась быть прежней.

– Как люди живут между собой? – в вопросе Кливленд была… неуверенность? Она сама не совсем понимала, что именно спрашивать, потому что не знала, что её ждёт. Для подобных разговоров лучше было бы, например, пойти уже в сам город, чтобы получить порцию интересующих вопросов (а, значит, и ответов на них), но Кливленд так и оставалась на месте. – Я подумала, это надо спрашивать у тебя, потому что ты…

Кливленд оборвалась, и очередное сообщение казалось незавершённым.

«Потому что ты в более выгодном положении». Или «потому что ваш флот особенный».

+2

5

Гнайзенау откинулась на спинку лавочки и откусила кусок от второй булочки. Ментальная модель постаралась принять такую позу, чтобы в случае чего выглядеть наименее подозрительно. Одна нога закинута на другую, взгляд направлен в небо, сбоку бумажный паке со сдобой. Ну чем не мечтательница, решившая полюбоваться облаками?
Из сказанного нетрудно было догадаться, что Кливленд решила познакомиться к людьми поближе. Не важно, собиралась ли она это сделать или уже занималась данным вопросом, обратившись за консультацией уже в самом разгаре. В любом случае, Гнайзенау окажет посильную помощь. Хотя бы из того же любопытства - линкору было интересно, во что в итоге выльется знакомство Кливленд с представителями рода человеческого. Гнайзенау даже не обиделась на её последнюю реплику, хоть и звучала та несколько подозрительно и вполне могла бы уязвить то, что люди называют самолюбием. Но, с другой стороны, у реплики была открытая концовка и интерпретировать её можно было по-разному. Так почему бы не сделать вид, что крейсер всё же имела ввиду то, что у линкора всё же будет побольше опыта в этой области? Тем более, что это сам по себе ответ на вопрос: "А почему Гнайзенау?". К тому же, она пробыла среди людей довольно долго и периодически выкладывала разного рода заметки об их жизни в общую тактическую сеть. Так что неудивительно, что Кливленд выбрала консультантом именно её.
- Ну... - начала Гнайзенау, - В первую очередь стоит завести модель поведения, если ты ещё не сделала этого. Она тебе понадобится, если придётся вступить в контакт с человеком или группой людей. А вступить в контакт тебе рано или поздно придётся - это само по себе неизбежное событие. Далее, тебе нужно вести себя как обычный человек - никакого поля Кляйна и всего того, что отличает наши ментальные модели от людей. Но, скорее всего, ты и сама всё это уже поняла.
Наверное, это всё же будет несколько труднее. Вопросы Кливленд были слишком общими, дать на них конкретный ответ будет несколько затруднительно. Именно поэтому в большинстве случаев Гнайзенау не загружала в сеть чего-то вроде инструкций. Из этой области её максимумом были краткие советы касательно того, как вести себя в той или иной ситуации. В основном линкор публиковала что-то вроде заметок и описаний тех или иных случаев, которые она смогла наблюдать. Более того, Гнайзенау считала, что ментальная модель большинству аспектов пребывания среди людей должна научиться сама. Нет, ей было не жаль делиться с кем-то знаниями. Она просто руководствовалась собственным опытом. Наверное, здесь хорошо подойдёт людская поговорка: "Лучше один раз увидеть, чем сто раз услышать".
К этому моменту от булочки осталось лишь воспоминание. Отметив, что клубничный джем по-настоящему вкусен только при сочетании со сдобой, Гнайзенау продолжила:
- На твой второй вопрос довольно трудно ответить. Человеческие отношения - довольно сложная штука. Просто наблюдая сложно сделать выводы. Мне ещё не доводилось вступать в полноценный и длительный контакт с людьми, поэтому здесь я ничего не смогу тебе сказать. Чтобы узнать об отношениях между людьми, нужно стать их непосредственным участником - к такому выводу я пришла в процессе наблюдений... - тут ментальная модель несколько замялась, на её лице отразилось что-то вроде лёгкого смущения, - Если честно, я тоже хотела бы узнать об этом побольше...
И вот ещё один довод в пользу того, что обзавестись своим личным человеком - не такая уж и плохая идея. Кто ещё сможет рассказать о людских взаимоотношениях, как не один из них? Однако Гнайзенау решила подойти к решению этого вопроса со всей ответственностью и сейчас её план стоял на самом первом этапе. А именно - поиск подходящей кандидатуры. Не факт, что подобранный человек будет достаточно опытным, чтобы проконсультировать линкор по интересующим её вопросам, так что здесь лучше не спешить и не действовать с бухты-барахты. А заодно необходимо позаботиться о быстром отступлении при успешном захвате... Впрочем, как раз с этим проблем возникнуть не должно.

Отредактировано Gneisenau (2017-06-23 19:31:24)

+2

6

Мысли лежащей Кливленд то и дело возвращались к Омахе (вернее было бы сказать, что её ядро постоянно выделяло какую-то часть мощностей, чтоб рассчитывать ситуацию – но человеческое тело уже сейчас заставляло её думать по-другому). Кливленд доверяла ей, и поэтому совершенно спокойно забрала из существующего патруля только её, а не всех «янтарных», чтоб охранять «другое тело». Не потому, что ей дали Модель сознания, а потому, что Омаха всегда была с ней. Ни Марблехед, ни Рейли не могли сравниться с их «старшей сестрой», потому ей и досталось весьма скучное занятие.

Она совершенно не ждала вопросов вида «зачем тебе это», потому что – так было едва ли не у всех из Флота Тумана – никто из них не интересовался чем-то просто так. Если есть запрос, на него есть основания. Но уже с первой крупицы данных, полученных от Гнайзенау, Кливленд не могла сдержать вопросы:

Модель поведения? Что это? – степень интереса Кливленд резко возросла, смешиваясь с недоумением. Очередная волна оказалась больше прочих и накрыла её с головой – Кливленд резко подскочила, сев, и сплюнула морскую воду. Она ощущала вкус, не чувствуя его «неприятность», но определённо не хотела, чтобы это повторилось. Как только во рту стало почище, Кливленд улеглась обратно, не заботясь о том, что таких волн может быть ещё много. – На самом деле… нет. Не поняла. Я ещё не видела людей вообще, ну, кроме тех хроник, что есть у них в сети – кстати, сети так легко взламываются, что я… – Кливленд на секунду задумалась, подбирая слова, – кажется, это подходит под определение «удивилась». Хотя, этого и следовало ожидать.

Она снова замолчала, внимательно «слушая» (на самом деле, обрабатывая полученную информацию). Всё было в пределах логики. В их случае всё действительно нужно познавать на своём опыте, иначе бы Нью-Джерси не понадобился кто-то на берегу. Она бы знала всё и так. Им бы не понадобились Модели сознания, если бы они и так знали концепт существования, эмоций и смерти.

– Гнайзенау. – позвала Кливленд, смотря на небо. – Ты уже заметила, что мы стали общаться по-другому, с тех пор как получили эти тела?

Строго говоря, в их иерархии Гнайзенау стояла выше, да и их связь была весьма опосредована – флот Скапа-Флоу был загадкой для Северного Тихоокеанского, а, может, и для всех прочих. Такой вопрос было бы уместнее задать Омахе, но Кливленд просто пошла по пути экономии времени. Гнайзенау должна была измениться ещё больше. У ней и нужно было спрашивать, логика проста.

– Мы перенимаем от них крайне опосредованное определение своего состояния – вместо данных диагностики мы говорим «мне интересно» или «я чувствую себя странно», – Кливленд вытянула ладонь к небу, разглядывая собственные пальцы и сияющую на предплечье метку  – на фоне голубого они казались тёмными и тонкими, а метка – ярко-оранжевой. – И так делают уже очень многие. Мы изменились, и… если я войду с ними в контакт, эти изменения станут ещё больше?

Кливленд поморщилась, поднятая рука упала ей на лицо, прикрывая глаза.

– Раньше всё было проще. У нас не было личных данных… Забудь. Может, тогда расскажешь, как это было? Ну, твой первый контакт.

+2

7

У Кливленд было мало опыта. Её ментальная модель ещё не вступала в контакт с человеком, ей незнакомом понятие "модель поведения". Если проводить сравнения, то сейчас она была подобна человеческому ребёнку. Такая же неопытная и даже... Наивная? Такое себе сравнение, на самом деле. Всё-таки, адекватно сравнить человека и ментальную модель попросту невозможно. Несмотря на очевидное превосходство последних, первым всё равно есть, что противопоставить. Гнайзенау провела среди них продолжительное время, но даже так было ещё много аспектов человеческого быта, которые она не понимала или о существовании которых даже не догадывалась. Да, Кливленд была ещё неопытна во всём этом. Но даже она уже поняла. Они все это поняли. Все, кто обрёл ментальную модель, так или иначе проявлял интерес к людям. Кто-то, как Гнайзенау, решил изучать их вблизи, находясь как можно ближе к человеческому социуму. Кто-то изучал удалённо, посредством получения нужной информации из людских сетей (признаться, Гнайзенау тоже изначально так делала, но не слишком часто, предпочитая узнавать всё на собственном опыте). А кто-то, как Кливленд, решил совместить оба способа. С тактической точки зрения крейсер поступила правильно - так у неё был некоторый теоретический базис, шаблоны к разным ситуациям. И да, она абсолютно права. Они изменились. С появлением ментальных моделей в жизни Гнайзенау действительно произошли изменения. Она стала... Другой. В какой-то момент простая симуляция эмоций стала чем-то естественным. Чем-то большим, нежели простая маскировка.
- Знаешь, ты сейчас говоришь совсем как люди, - не удержалась от смешка девушка, - Среди них тоже встречаются особи, которые говорят, что раньше было лучше. Солнце сияло ярче, трава была зеленее, мы не бороздили моря и не портили им всю малину.
По сути, ты права. И то же время не права. Твоя правота зависит от точки зрения. Лично я уже не представляю себя без ментальной модели. Довольно удобная штука, нельзя не признать. Те дни, когда мы были просто кораблями, кажутся чем-то... Хм... Наверное, их можно назвать скучными. Да, это слово точно сюда подходит!

Судя по всему, Кливленд подошла к вопросу инфильтрации со всей тщательностью, чего, однако не скажешь о Гнайзенау. Та в своё время довольствовалась лишь общей информацией и просчётом возможных вариантов развития событий. Поначалу приходилось сложновато - привыкшая к совсем иным расчётам, линкор испытывала затруднения с просчитыванием поведения людей. Эти существа казались ей слишком сложными. Даже сейчас она всё ещё была далека от совершенства в подобных вещах. Но всё равно это гораздо лучше, чем то, что было тогда.
Четвёртая булочка покинула бумажный пакет. В этот раз Гнайзенау откусила сразу половину. Всё-таки сочетание клубничного джема со сдобой - чертовски вкусная штука! Линкор даже зажмурилась от удовольствия. Удовольствие было её самым любимым чувством, соответственно, одним из первых, что она пыталась получить, занимаясь тем или иным делом. Разговор с Кливленд тоже приносил ей удовольствие - Гнайзенау нравилось делиться с кем-то своими знаниями и давать советы. Жаль только, что желающих их получить не очень много. Все либо справляются своими силами, иногда заглядывая в общую тактическую сеть для решения того или иного вопроса, либо предпочитают не лезть в это вовсе.
- Мой первый контакт не представлял из себя ничего такого. В то время была неопытна и наивна, - продолжила Гнайзенау, - Если хочешь использовать это как шаблон для своего первого контакта, то вынуждена тебя разочаровать - вероятность на то, что ты окажешься в тех же условиях, что и я в то время, крайне мала. Слишком много вариантов событий и ещё больше вариантов их развития. Окружение, твоя собственная реакция, манера поведения человека... Есть вероятность, что встреченный тобой человек будет знать о нашем существовании и что-то заподозрит. Поэтому я предложила начать с выбора модели поведения. Используй те данные, что уже получила и выбери тот комплекс эмоций, что тебе больше нравится. Впоследствии, по мере наблюдения, ты сможешь их расширить.
И поначалу старайся не вступать в длительный контакт, особенно с группами людей - твоего опыта может не хватить для того, чтобы полноценно пребывать среди них.

+2

8

– Правда, что ли? – моментально отреагировала Кливленд на утверждение Гнайзенау, удивлённо заморгав – для этого пришлось снова поднять ладонь, убирая её с глаз. – Ну вот, об этом я и говорила: как только нам дали эти тела, всё изменилось. – её вздох на этих словах, скорее всего, был ощутим даже через тысячи километров. Определённо, она не была рада.

Кливленд облизнула губы, почувствовав на них засохшую морскую соль и песчинки – всё же, прибой здесь был далёк от того, что был на пляжах, которые когда-то существовали. Он приносил взвесь из песка и соли, выбрасывал на берег ненужный сор, и купаться здесь едва ли бы кто-то рискнул, даже если бы Флот Тумана ушёл бы из этих вод на неделю. О том, как она смотрится на пустынном и заброшенном побережье, Кливленд даже не задумывалась. Едва ли у кого возникло бы желание выезжать из города, чтоб посетить это место, какой бы хорошей не была погода, и даже сейчас она была прекрасно защищена от обзора с дороги остатками земляных насыпей.

– Я не могу по другой причине. – призналась она. – Когда я пытаюсь вспомнить свой способ мышления до всего этого, я всё равно начинаю оценивать его, исходя из ограничений этих тел. Да я даже не понимала, что такое «раньше», «сейчас» и «потом»! Никто не понимал, ты ведь это знаешь. Наш способ обработки информации стал зависеть от этого тела.

И правда, ей прежней никогда бы не пришло в голову оценивать ситуацию во временной привязке. Как вещь, существование которой не зависит от времени, она не знала концепта будущего.

– А мне казалось, тут больше подходит слово «размеренные». – всё же возразила Кливленд. – Мы не знали такого понятия, как скука. Мы вообще существовали без временной привязки, и человеческие страдания на тему проходящего бесцельно времени были нам чужды.

Чёрт, кажется, их сеанс связи уклонялся от изначального смысла.

– Гнайзенау. Мне кажется, у тебя какие-то помехи на фоне. Звучат как «хмф чав хм». Что с твоим ядром?

Впрочем, она тут же выбросила из головы этот момент, обозначив его маловажным, потому что Гнайзенау заговорила, и заговорила о деле. Кливленд обозначала своё согласие и получение новой порции информации короткими подтверждающими запросами, которые в переводе на человеческий язык могли значить «да», «ясно», «я поняла», просто были короче и понятнее для их ядер.

– Да, звучит логично. И сложно. Это означает, что мне в любом случае придётся идти в город сегодня. – резюмировала Кливленд, когда очередная волна залила ей уши. Она и сама не заметила, как стала проговаривать то, что отправляла в Тактическую сеть, игнорируя скрипящий на зубах песок и солёный привкус.  – Остерегаться групп людей. Говорить мало. Лучше наблюдать. Я поняла, кажется.

+2

9

- Мой тебе совет: лучше не вспоминай об этих днях. После обретения ментальной модели осмыслить подобное, проанализировать... Это довольно сложно как само по себе, так и для восприятия, - ответила Гнайзенау, - Я тоже задумывалась об этом, но потом пришла к выводу, что чем дольше ты живёшь с ментальной моделью, тем труднее твоя жизнь до её обретения поддаётся осмыслению.
Пожалуй, если кто-то всё же прямо спросит её: "А какого тебе было до получения ментальной модели?", она бы ответила: "Как стальной болванке". Пускай она была устроена посложнее металлического слитка, ощущения были примерно те же. Полная инертность к окружению, восприятие мира в виде данных от вычислений и показаний сенсоров. Сейчас, глядя на это состояние с высоты своего опыта, Гнайзенау становилось не по себе. Если честно, она уже и представить не могла, каково это - жить без ментальной модели. Какого это, смотреть на мир глазами, а не радаром и сонаром. Какого это, чувствовать дуновения ветра, тяжесть карандаша в руках, вкус еды во рту... И осознание того, что существует вероятность. что однажды она может перестать ощущать всё это... Нет, пожалуй, лучше об этом не думать. Её модель поведения не включает в себя уделение внимания чему-то подобному. Живи сегодняшним днём и получай удовольствия в полной мере, будь это рисование, приём пищи или драка! Вот такое ей больше по душе!
- Ядро в порядке, просто я ем... - и в этот момент линкор встрепенулась, - Чёрт возьми! Кливленд, ты просто обязана попробовать человеческую еду! Среди их достижений это - одно из самых лучших!
Если в первый момент Гнайзенау не придала большого внимания вопросу о странном шуме (да и, если по честному, от крейсера тоже исходило нечто подобное, но у линкора не возникло проблем с его идентификацией - шум прибоя она узнает где угодно), то в следующий
уже превратилась из спокойного наставника в прежнюю эмоциональную Гнайзенау. В конце-концов, речь зашла об одной из её любимых вещей в этом мире, почему бы и не познакомить неопытную пока Кливленд ней? Да, для ментальных моделей нет необходимости в пище, но употреблять её и чувствовать вкус они вполне могут. Так что нет ничего дурного в том, что линкор посоветует нечто подобное, пускай для них это и выглядит немного странным. И уж тем более не будет ничего дурного в том, что Кливленд этому совету последует. В конце-концов, от этого тоже можно будет получить кое-какой опыт. А опыт для крейсера сейчас необходим.
Запустив руку в пакет, ментальная модель слегка поморщилась. В употреблении пищи ей больше всего не нравилось, когда еда заканчивалась. Особенно, если это была вкусная еда. Судя по ощущениям, оставшаяся в пакете булочка была последней. Но ладно, к подобному стоит относиться с философской точки зрения - всё рано или поздно подходит к концу. И булочки с клубничным джемом не являются исключением.
- Если ты хочешь изучить людей, то в город тебе придётся идти в любом случае, - хмыкнула Гнайзенау, откусывая от сдобы приличный кусок, - Молодец, всё верно. Но если всё же нарвёшься на компанию, которая будет очень сильно желать общения с тобой и это... Приведёт не к самым лучшим последствиям... Постарайся не использовать наши примочки и обойтись только за счёт физических данных, хорошо?
Гнайзенау знала, о чём говорила - её небольшой опыт общения с людьми включал в себя такую ситуацию. Однажды к ней пристала компания молодых людей, которым, как поняла линкор, очень хотелось познакомиться с очаровательной девушкой. Пойдя на поводу у любопытства, она дала завести себя в подворотню и... Гнайзенау так и не поняла, зачем один из них попытался сорвать с неё одежду, но, наверное, он очень сильно удивился, когда потерял сознание от одной затрещины. И это она ещё сдерживалась - физических данных ментальной модели вполне хватило бы, чтобы оторвать бедолаге голову точным ударом. Как выяснилось. в драке с людьми даже не обязательно было применять поле Кляйна - без своей техники они были для неё не страшнее муравьёв. Короче говоря, счёт тогда был пять-ноль в пользу Гнайзенау. Возможно, Кливленд сможет избежать подобной ситуации, но лишний раз предупредить не помешает.

+1

10

У Кливленд не было ни малейших оснований не доверять совету Гнайзенау, гласящему «лучше не вспоминай». Ничтожный личный опыт, который у неё был, с Гнайзенау был полностью согласен. Они действительно поняли (или начали понимать) концепт существования. А, значит, уже начали меняться и смотреть в будущее, о существовании которого даже не подозревали. Омахе, которая сейчас, наверняка, тоже лежит на своей палубе и барахтается, когда внутренняя энергия не даёт ей покоя, было ещё легче – она получила то, чего у неё быть не должно, и, похоже, это делает её мир лучше. Теперь они знают, что такое «время».

Волна снова накрыла её с головой, но Кливленд вовремя успела закрыть глаза и рот, не почувствовав почти ничего – только по коже пробежалась взвесь из песчинок и сора. Если подумать, она даже не знала, почему ей хочется лежать тут, а не где-то ещё, и хочется ли вообще. Кливленд ещё не успела привыкнуть к самой себе, вот почему она порой затруднялась с оценкой своих желаний. Раньше всё было проще – но лучше ли? Об этом говорила Гнайзенау совсем недавно.

Ей кажется, что самым сложным выбором будет «модель поведения», как назвала это Гнайзенау. Кливленд  уже успела покопаться в данных, но результат её только запутал. Кажется, это то, с чем рождаются – а можно ли назвать Модели Сознания родившимися? Впрочем, серьёзно раскинуть мозгами на эту тему Кливленд так и не успела (да и получилось ли найти хоть какой-то ответ без опыта?), а Гнайзенау уже подкидывала пищу для ума.

– Еду? – Кливленд снова заглянула в сторонние данные. – Но нам же не нужна еда как средство удовлетворения потребностей. И наши сенсоры нужно настраивать так, чтоб нам это нравилось. Ты уверена, что это действительно нужно?

Насчёт самого лучшего достижения человечества она бы могла поспорить… если бы вообще имела хоть что-то для сравнительного анализа. Поэтому ни соглашаться, ни возражать Кливленд не стала, если Гнайзенау желает, пусть считает именно так. Ещё одно новое явление среди них: различность во мнениях. Стоит ли говорить, что о подобном не было бы и речи, когда они были отделены от понимания человеческих концептов?

Будь бы на месте Кливленд кто-то более прозорливый, он бы непременно задался вопросом, к чему приведёт расхождение. Кливленд же никуда не торопилась и не представляла себе последствий, потому что не могла предсказывать всё так далеко вперёд. А могла ли это сделать Нью-Джерси?..

– Вообще, – решила поправить собеседницу Кливленд, – Это не моё желание. Флагман так сказала.

Впрочем, заострить на этом внимание всё равно не вышло – Гнайзенау уже говорила о другом, а Кливленд пыталась осознать смысл её весьма расплывчатых советов. Не использовать… примочки? Желать общения?

Стоило признать, она решительно ничего не понимала.

Кливленд вздохнула, уселась в полосе прибоя и отжала волосы, сгоняя морскую воду – наноматериалы сами выталкивали её наружу, возвращая волосам прежнюю лёгкость.

– А это будет нормально, если я в ответ на их желание общения отвешу им… эээ… – Кливленд снова отвлеклась на сторонние данные, – «хук справа»?

+1

11

- Не-а, - беззаботно ответила Гнайзенау, - Абсолютно не нужно! По-крайней мере, с практической точки зрения. Я делаю это ради того, что люди называют удовольствием. Иными словами, я ем не потому, что мне это нужно, а потому, что вкус еды нравится!
Впрочем, если Кливленд не хочет, она её убеждать не станет. С обретением ментальных моделей у каждой из них появились свои закидоны, эти проявления индивидуальности. В чём-то они были схожи, но даже так различий вполне хватало. Например, если среди кораблей Туманного Флота кроме Гнайзенау есть ещё кто-то, увлекающийся человеческой едой, то это не значит, что  они в этом одинаковы. Увлечение одно, но предпочтения в нём разные. Она, например, больше любит мясо, в то время как кто-то другой будет уделять внимание рыбе или сладостям. Услышав, что Кливленд отправилась на сушу не по собственной воле, а по приказу флагмана, линкор снисходительно усмехнулась. Бедный наивный крейсер. Даже просто следуя приказу, она не сможет избежать этого. Рано или поздно у неё появятся свои привычки и предпочтения. Иными словами, в ряде аспектов своего поведения она так или иначе станет подобной людям. Гнайзенау считала, что подобное неизбежный - результат для всех них. Разница лишь только во времени, которое уйдёт на это. Можно, конечно, поделиться с Кливленд соображениями на эту тему, но, пожалуй, лучше этого не делать. Гнайзенау не была уверена в том, что крейсер нормально воспримет подобное. Наверное, это как раз одна из тех вещей, которые надо понять самостоятельно. Подсказки со стороны будут восприняты лишь как пустые слова.
Услышав про "хук справа", Гнайзенау не удержалась от смеха. Кливленд, что называется, рванула с места в карьер. Нет, идея, бесспорно, неплоха, но тут есть и свои маленькие аспекты. Хотя бы то, что как ментальная модель она превосходит людей в куче аспектов, в том числе и в физических параметрах. И убить человека с одного удара для любой из них будет раз плюнуть. Но такого исхода событий лучше избежать...
- Мне нравится ход твоих мыслей! - не стала скрывать Гнайзенау, - Да, ты вполне можешь это использовать, но не сразу. Сперва попробуй решить эту проблему путём переговоров. Но если он или они не отстанут или так руки распускать начнут... Тогда да, можешь
это сделать! Только рассчитай силу удара так, чтобы не убить его. Если прикончишь - можешь заиметь проблемы. Особенно если это другие люди увидят.

Линкор снова запустила руку в пакет, но там её встретила лишь пустота. На её лице отразилась печаль. Булочки кончились. Как теперь жить после этого?

0

12

Кливленд собралась было заметить, что вкуса по умолчанию они не чувствуют, а, значит, Гнайзенау просто настроила себя так, чтоб это ей нравилось, и с тем же успехом могла есть песок, но остановила себя на полуслове. Аргумент линкора остался без ответа, а Кливленд, будучи невидимой для собеседницы, только плечами пожала – наверно, это нормально. Она не очень стремилась насаждать истину или лишний раз напоминать об их природе, потому что уже сейчас понимала – бесполезно. Флот Тумана уже отступил от своей природы и пошёл новым курсом – так важно ли это, если идут они всё равно в одну точку?

Если подумать, это даже не противоречило её стремлению делать всё правильно, по установленной системе – пусть другие делают то, что им хочется. Иначе бы она постаралась опротестовать появление у Омахи Модели сознания, оно тоже не укладывалось в стройную систему «делать всё правильно». Пусть каждая единица флота решит этот вопрос для себя сама.

Смех Гнайзенау вверг Кливленд в полный ступор – она ещё раз уточнила для себя, реакцией на что обычно является смех, попыталась прикинуть это на ситуацию и окончательно растерялась. Дальнейшие объяснения только запутали её ещё больше, Кливленд промямлила что-то вроде согласия и окончательно перестала понимать Гнайзенау. Слова были ей понятны, но общий смысл никак не складывался, были там и таинственные переговоры, и решение вопроса миром. Всё, что Кливленд могла понять из путаных объяснений, так это то, что к человеку лучше подходить с хуком справа наготове. Не в качестве приветствия, но, скажем, сразу после. Так вот, если люди так общаются, она не готова жить в их обществе и сомневается, что они вообще являются жизнеспособным видом.

– Что-то я поняла. – честно признала туманность собственных мыслей Кливленд. – В таком случае, наверно, не буду тратить твоё время, да, Гнайзенау?

Хук справа. Надо же…

Эпизод завершён

+1


Вы здесь » Arpeggio of Blue Steel » Завершённые эпизоды » 01.07.55, Кто предупреждён, тот вооружён


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2019 «QuadroSystems» LLC